Изменить размер шрифта - +
Он искоса наблюдал за ним, пока тот приближался.

— Присядь, Джабал, — велел он. — Мне кажется, тебе хотелось бы узнать о моих расследованиях.

— Как будто подошло время, — проворчал работорговец, опускаясь на землю. — Уже прошла неделя, и я начал сомневаться в серьезности твоего обещания. Ну, скажи мне, почему ты не смог наказать убийцу.

Цербер пропустил мимо ушей ухмылку, прозвучавшую в устах Джабала.

— Убийца — Темпус, точно, как ты и сказал, — небрежно ответил он.

— Ты в этом убедился? Когда его отдадут под суд?

Прежде, чем Зэлбар смог дать ответ, спокойный послеполуденный воздух разрезал ужасный крик. Цербер оставался неподвижен, а Джабал подался на звук.

— Что это? — спросил он.

— Это, — пояснил Зэлбар, — звук, который издает человек, когда Керд занимается поисками знаний.

— Но я думал… Клянусь тебе, это не моих рук дело.

— Не беспокойся по этому поводу, Джабал, — цербер улыбнулся и подождал, пока работорговец снова присядет. — Ты спрашивал о суде над Темпусом?

— Да, — кивнул чернокожий, явно потрясенный.

— Он никогда не предстанет перед судом.

— Из-за этого? — Джабал показал на дом. — Я могу прекратить…

— Успокойся и послушай! Суд никогда не увидит Темпуса, потому, что Принц защищает его. Вот почему до твоей жалобы я не занимался расследованием его дела!

— Королевская защита, — работорговец сплюнул. — Значит, он свободен в том, чтобы по-прежнему охотиться за моими людьми.

— Не совсем так, — Зэлбар снисходительно раскрыл рот и подчеркнуто зевнул.

— Но ты сказал…

— Я сказал, что займусь им, и, говоря твоими словами, «дело сделано». Темпус не явится сегодня для несения службы… и вообще никогда больше.

Джабал хотел спросить о чем-то, но еще один крик перекрыл его слова. Вскочив на ноги, он глянул на дом Керда.

— Я пойду, выясню, откуда этот раб, и когда я…

— Он мой, и если ты ценишь своих людей, ты не будешь настаивать на том, чтобы его отпустили.

Работорговец повернулся, чтобы в изумлении посмотреть на сидящего на земле цербера.

— Ты хочешь сказать…

— Это Темпус, — кивнул Зэлбар. — Керд говорил мне о настое, который он употребляет, чтобы подавить сопротивление своих рабов. И я добыл его у Сталвига и добавил его в дурманящую настойку моего товарища. Он почти проснулся, когда мы ставили ему клеймо… но Керд был готов принять от меня маленький подарок в знак примирения и не задавал вопросов. Мы даже вырезали ему язык в знак особой дружбы.

Раздался еще крик — глухой, животный стон, повисший в воздухе, оба человека прислушались к нему.

— Я не мог и просить о более подходящей по форме мести, — сказал наконец Джабал, протягивая руку. — Он будет долго умирать.

— Если вообще умрет, — заметил Зэлбар, пожимая протянутую руку. — Знаешь, на нем очень быстро заживают раны.

С этими словами они расстались, не обращая внимания на крики, которые неслись им вслед.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ. СВЕТЛАЯ СТОРОНА САНКТУАРИЯ

 

Пришедшие к нам письма были полны энтузиазма и похвал, но в них содержится также один определенный комментарий или критическое замечание, вновь и вновь повторяющийся в большом числе отзывов. Дело в том, что читатели отметили: Санктуарий — невероятно мрачное место. Создается впечатление, что обитатели города никогда не смеются, если и делают это, то лишь по принуждению и искусственно… как это было, когда Китти пролил вино на свою тунику, поднимая бокал за своего брата-императора.

Быстрый переход
Мы в Instagram