Изменить размер шрифта - +
И в этот момент мимо нас проходили Наташа и Руслан, которые поздоровались с нами и присоединились к обсуждению проблемы подделки голографических картинок на лицензионных кассетах. Махнув рукой на его странности, я постаралась улыбнуться как можно соблазнительнее, но, по-моему, он этого не заметил. Говорить с соблазнительной улыбкой на устах было невероятно трудно. Она все время норовила перейти в отвратительную гримасу. И я немного притушила свою улыбку.

— Как поживаешь, Геночка? — вежливо поинтересовалась я и опять усиленно заулыбалась.

— Ничего, все в порядке. А почему ты смеешься? — И добавил, немного подумав: — Я сегодня даже побрился.

— Восхитительно выглядишь, — согласилась я и неожиданно для самой себя начала сдавленно хихикать, погубив тем самым все планы по обольщению Генки.

— Гена, у нас к тебе дело огромной для нас важности, — серьезно проговорила Наташа, возмущенно косясь на меня одним глазом.

— Хи-хи-хи, ха-ха-ха, — продолжала я заливаться беспричинным смехом. — Помоги нам, пожалуйста, ха-ха. — Вот чертова комната! Ведь я знала, что здесь нечисто, а все-таки сомневалась. Теперь последние сомнения отпали. Никогда со мной не бывало раньше приступов такого идиотского смеха.

Руслан вступил в беседу и начал чисто по-мужски:

— Дуры эти бабы, но ты уж ради меня сделай, что они у тебя попросят, а то они не отстанут и будут зудеть у меня над ухом.

— Да что вы хотите, можно узнать?

После этого вопроса моя веселость улетучилась в момент. Так же внезапно, как и появилась. Все вздохнули с облегчением и с жаром кинулись объяснять:

— Ксерокс!

— Ксерокс!!

— Ксерокс!!!

Генка испуганно поглядел на нас и разрешил, сказав:

— Да, пожалуйста, пользуйтесь. Только бумаги у меня нет.

Бумагу я предусмотрительно захватила с собой, зная о его склонности все забывать. И пока Наташа с Русланом отвлекали от меня внимание Генки, распихала все бумажки по ксероксу. Лишний свидетель того, как я снимаю копии с вещей, чье происхождение было не совсем законно, мне был не нужен. Ведь как ни крути, а вещи были похищены у вора и утаены от милиции, а то, что это было проделано из лучших побуждений, никого бы не спасло. Гена, конечно, был славный мужик, но может случайно проговориться кому не надо по своей привычной рассеянности. Потому я и постаралась провернуть всю операцию в рекордно короткий срок. И постоянно стояла между ксероксом и Генкой, для верности опять начав ухмыляться. Поняв, что еще одного приступа моего хохота ему не выдержать, Гена перестал пытаться заглянуть через мое плечо. И отпустил нас с миром.

— Как ты думаешь, он не заметил, что именно мы копировали? — вдруг заволновалась Наташа, стоя уже на пороге моей квартиры.

— Я думаю, что он уже забыл о нашем визите, но в любом случае я постаралась все сделать незаметно.

— Молодец!

— Ну, девочки, я вам больше не нужен, — предпринял попытку слинять Руслан.

— Стоп! — скомандовала Наташа. — Куда ты собрался, мой муженек?

— У меня хоккей, сама понимаешь, что мне надо знать, чем кончится игра, — довольно робко оправдывался Руслан, почуяв, что хоккея в ближайшие часы ему не видать как собственных ушей.

— Потом посмотришь, — сказала бессердечная Наташа. — Я сейчас иду в милицию, чтобы отдать улики, случайно найденные мной на месте нашей драки. Тебе ясно? Ясно, кто будет провожать меня до отделения? Дашу можешь сразу исключить.

— Какие улики? — только и смог выдавить из себя Руслан.

Наташа не удостоила его ответом и гордо удалилась, напомнив мне, что я должна попытаться перезвонить по оставшимся телефонам, где никто раньше не отвечал.

Быстрый переход
Мы в Instagram