Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Она оттащила младенца и, как это у некоторых матерей получается, безо всяких видимых усилий усадила себе на бедро. — Папа говорит, вы от нас потом в Италию. Мы с Коннором на медовый месяц разорились и слетали в Венецию. Это было прекрасно.

Ребенок в ответ что-то залепетал и заерзал на попке.

— Ну ладно, молодой человек, раз уж у нас сегодня праздник… Пойду дам ему еще печенья. Вам принести?

— Нет, спасибо. Я уже сыта, — улыбнулась в ответ Ева.

Секунду спустя она спиной почувствовала чей-то пристальный взгляд и обернулась. На нее уставился один из мальчишек. Она его узнала: фамильные зеленые, как у всех Броди, глаза, на лице целая галактика веснушек… Он вместе со всей семьей тоже приезжал к ним на прошлый День благодарения.

— Что такое? — кивнула она ему.

— Смотрю, взяли ли вы с собой свой шокер.

Кобуру с табельным оружием Ева не надела, но запасной шокер к лодыжке все-таки пристегнула. «Против привычки не попрешь», — подумала она тогда. Но доставать его сейчас не собиралась: Шинед с остальными вряд ли одобрили бы оружие на семейном пикнике.

— А что? Кого-то нужно завалить?

— Да, если вам не трудно. Мою сестру, — осклабился парнишка.

— Что натворила?

— Она — шмакодявка. А шмакодявок положено прищучивать.

Ева приблизительно уловила смысл: спасибо Рорку, периодически вворачивающему в речь местные словечки.

— Нет, чемпион, только не в Нью-Йорке. У нас там полгорода — шмакодявки.

— Вырасту, хочу стать копом, буду стрелять в преступников. А вы скольких уже преступников подстрелили?

«Вот ведь кровожадный шкет, — усмехнулась про себя Ева. — Это хорошо». Но ответила с осторожностью:

— Сколько пришлось. Я предпочитаю не стрелять, а за решетку сажать. Это еще круче.

— Почему?

— Дольше действует.

Тот задумался.

— Тогда я их буду сначала валить, а потом сажать за решетку!

Ева расхохоталась, и он снова хитро ухмыльнулся:

— Нам не повезло, у нас тут преступников нет. Может, когда в следующий раз приеду к вам в Нью-Йорк, покажете мне своих?

— Может.

— Клево! — выпалил он и был таков.

Не успел он скрыться, как на стул рядом шлепнулся кто-то из старших и сунул ей в руки очередную кружку пива. Кажется, это был Шеймус, старший из сыновей Шинед. Вроде бы.

— Ну и как вам, значит, Ирландия? — спросил он, по-дружески толкнув ее локтем в бок.

— Ничего так. Зеленая, — пошутила в ответ Ева. — Много овец. И отличное пиво.

— Пастухам полагается пинта на ночь. Спасибо, что нашли время приехать, побыть с семьей. Мама просто счастлива. Она теперь к Рорку относится как к родному, он ей теперь вроде как вместо ее сестры. Для нас — и для нее, и для Рорка — то, что вы делаете, очень важно. Спасибо вам за это.

— Да ладно, невелика заслуга — просто сижу тут, пиво попиваю.

— Неслабое путешествие ради кружки пива, — усмехнулся он, похлопав ее по колену. — К тому ж мальчишка мой от вас просто в восторге.

— В смысле? — непонимающе моргнула Ева.

— Шон, сынишка. Он вас тут только что допрашивал.

— А! Непросто запомнить, кто тут чей.

— Это точно. Он с тех пор, как мы к вам в гости съездили, передумал быть космическим пиратом и решил, что станет копом. Будет зарабатывать на жизнь, отстреливая гадов.

— Да, он так и сказал.

Быстрый переход
Мы в Instagram