Изменить размер шрифта - +

Что нужно оставить этот телефон звонить.

Пусть звонит хоть все выходные напролет.

Позже Джесси вспомнит это ощущение.

Само время, казалось ей, застыло на этот странный, напряженный миг, и Джесси ощутила нечто необъяснимое: словно сама Вселенная затаила дыхание, ожидая того, что она сейчас сделает.

Джесси сморщила нос, фыркнув от этой смешной эгоцентричной мысли.

Да Вселенная никогда и не замечала Джесси Сент-Джеймс.

Девушка подняла трубку.

 

Лукан Мирддин Тревейн расхаживал возле камина.

Когда он произносил заклятие, призванное скрыть его истинную внешность, — а он произносил его всякий раз, если не оставался в полном одиночестве, — он был высоким, мощно сложенным, красивым мужчиной около сорока лет. Густые темные волосы слегка серебрились на висках. Он был человеком, на которого оборачивались женщины, а мужчины непроизвольно делали шаг в сторону с его пути. Его внешность говорила: «Я обладаю силой, а вы нет. И если вы думаете, что тоже сильны, — посостязайтесь со мной». Черты его лица наводили на мысли о Старом Свете, глаза были холодного серого цвета, как озеро перед грозой. Истинная же его внешность была куда менее впечатляющей.

За свою жизнь, куда более долгую, чем у большинства людей, Лукан накопил огромные богатства и приобрел немыслимую мощь. Ему принадлежали контрольные пакеты акций самых различных компаний, занимающихся всем, чем угодно. У него были резиденции в десятках городов. Для решения личных проблем у него была специально отобранная группа, состоящая из специально обученных мужчин и женщин.

Сейчас слева от него, в глубоком кресле, сидел и напряженно ждал его слов один из таких людей.

— Это абсурд, Роман! — рычал Лукан. — Какого черта это отнимает столько времени?

Роман поерзал в кресле. Ему очень подходило его имя: черты его лица были классически правильными, как у императоров на древнеримских монетах, а волосы — длинными и белокурыми.

— Мистер Тревейн, мои люди над этим работают. — В его речи был легкий намек на русский акцент. — Лучшие наши люди. Проблема в том, что они отправились в разных направлениях. Их продали на черном рынке. Ни у кого нет имен их владельцев. Понадобится время…

— Именно времени у меня и нет, — резко оборвал его Лукан. — Каждый час, каждая минута уменьшают наши шансы их найти. А эти проклятые штуки необходимо найти.

«Этими проклятыми штуками» были реликвии Темных, или Невидимых Туата де Данаан — артефакты немыслимой силы, созданные древней цивилизацией, которая, как ошибочно принято считать, исчезла много веков назад и о которой в исторических книгах говорится как о мифических Даоин Сидхе, или Фейри.

Лукан считал свой искусно зачарованный особняк в Лондоне самым безопасным местом для хранения сокровищ.

Он ошибался.

Очень ошибался.

Он так и не узнал наверняка, что произошло несколько месяцев назад, в то время как он покинул страну, чтобы отправиться по следу Темной Книги, последней и самой мощной из четырех реликвий Невидимых, но что-то случилось в Лондоне — эпицентр находился в восточной части, это он смог определить по расходящимся волнам силы, — и это что-то сотрясло всю Англию. Мощная древняя сила поднялась и на миг стала настолько сильной, что нейтрализовала магию Британии.

Лукан не придал бы этому значения, потому что сила схлынула так же внезапно, как и появилась, если бы ее удар не уничтожил сложные, практически неуязвимые барьеры, которые защищали его драгоценные находки. Защищали их так хорошо, что он смеялся при упоминании о современных системах защиты от взлома.

Теперь они не казались ему смешными.

Лукан установил великолепную систему, с камерами в каждой комнате, потому что во время его отсутствия вор пробрался в его музей и украл артефакты, которые принадлежали ему много веков, — в том числе незаменимые реликвии: шкатулку, амулет и зеркало.

Быстрый переход
Мы в Instagram