Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Мужчина хотел поинтересоваться, что происходит, но не успел.

– Он тут один?

Голос был определенно женский.

– Один, госпожа, – вирмане чуть ли не в струнку вытянулись.

И в лавку вошла Женщина.

Да-да, именно так, с большой буквы.

Вирманка? Сложно сказать. Такие золотые волосы встречались чаще всего у вирман. Но вот осанка… И роскошное платье из черного шелка. И браслет с изумрудами на запястье. И перстень с графской короной…

А еще – ее манеры.

Вы можете взять вирманку с острова. Но сделать из нее знатную даму вы не сможете. Стоит ей начать двигаться, говорить – и обман раскроется. А эта…

Она привыкла, что ей подчиняются.

Ничего не боится. И… рассержена?

Женщина остановилась прямо напротив Кариста Трелони. Посмотрела прямо ему в лицо. Кстати – ее глаза оказались потрясающего зеленого цвета. Как два изумруда.

В графском браслете…

– Ваше сиятельство?

Карист дураком не был. И догадался, с кем имеет дело.

– Угадал, любезнейший, – голос графини внушал серьезные опасения. Как-то она так это говорила, что на ум приходили пыточные и эшафоты. – Итак. Я графиня Лилиан Иртон. А ты имеешь кое-какие дела с семейством Дарси.

Карист аж икнул от неожиданности.

– Ну, Дарси. Есть такое. Для них переводят деньги из столицы.

– Кто?

Карист и запираться не стал. Зачем?

– Деньги привозит капитан корабля «Розовая чайка».

– Чей корабль?

Помилуйте, да откуда ж ему это знать? Он-то не столичный, его делянка – это Альтвер. Немного торговли в Ивернее, но и все. А это? Почему его выбрали?

– Так, госпожа, все ж просто. Здесь он – уважаемый человек, не из последних…

Лиля и сама видела, что мужик не врет.

Дали ему деньги – он их передал.

Вручили письмо – отослал.

А кто, что, куда… Иногда меньше знаешь – дольше живешь.

Письма?

Передавал, есть грех. Читать не читал, понимал, что иногда лучше не знать. Но передавал.

Графство Иртон?

Да, слышал. Ваше сиятельство, а не поведаете ли вы…

– Вопросы здесь задаю я, – отрезала Лиля.

Результаты были неутешительны. Карист знает мало. Слишком мало…

– «Розовая чайка». А еще корабли были?

– Один. «Золотая леди».

– Как звали капитана?

Допрос велся не по всем правилам. Но старательно. И даже с конспектами.

Лиля все записывала, чтобы потом показать Ганцу Тримейну.

Как звали капитана. Штурмана. Боцмана, помощника, матросов…

Что из себя представлял корабль? Были ли особые приметы? Скульптура на носу, заплатки…

Как часто он приходил? Когда был последний раз? Как отправляли письма?

Ах, прикрепляли на лапку голубю – и пусть летит, сам разберется… и даже не читали? Неубедительно?

Ах, читали. Но не копировали. Нет?

Нет…

А что помним из прочитанного? Рассказывайте все, любезнейший. Гладишь, и останетесь с целыми пальцами. И ушами. А то вирман спущу – у них давно руки чешутся.

Ага. А о чем догадывались?

Не догадывались?

Лейф!

Ах, все-таки догадывались…

Отлично.

А теперь в подробностях – о чем.

Так. А теперь берем вот этот лист… это бумага – и пишем. Чистосердечное признание.

А потом и на пергамент перепишем.

Что, руки отнялись?

Так сейчас вирмане топором подправят. Вытешем из полена – Буратино?

Лиля издевалась над купцом около трех часов.

Карист возмущался, пытался скандалить, кричать, сопротивляться, но он был один, а вирман почти два десятка.

Быстрый переход
Мы в Instagram