Изменить размер шрифта - +
Она и мысли не допускала, что сможет жить без Федерико.

Кристабел порывисто обняла его за плечи и, устыдившись, что проявляет свои эмоции при постороннем человеке, быстро отстранилась.

– Не надо, дорогая, – строго шепнул Федерико, видя, как дрожат ее губы.

Кристабел постаралась улыбнуться, но у нее ничего не вышло. Взгляд Федерико потемнел, он взял ее за руку и стал ритмично поглаживать большим пальцем запястье. Кристабел вновь захотелось обнять мужа и крепко прижаться к нему всем телом. Она как никогда отчетливо поняла, сколь сильно его любит, что ей нужен только этот мужчина и что без него все остальное теряет всякий смысл.

– Готово! – бодро объявил врач, наложив повязку. – Через неделю надо будет снять швы.

Федерико встал, взял со стула рубашку и, кое-как натянув ее, застегнул пуговицы и неловко надел пиджак.

– Пошли отсюда.

– Я поймаю такси и завезу вас домой. Мне как раз по дороге, – объявил Джанфранко, когда они вышли на улицу.

Кристабел удивленно взглянула на него.

– Ты возвращаешься в Лос-Анджелес?

– Да, – с загадочной улыбкой подтвердил Джанфранко.

– Я все поняла.

– В самом деле?

Кристабел кивнула, подумав, что Маргарет придется нелегко, если она вздумает и дальше сопротивляться напору старшего из братьев Персетти.

– Тогда пожелай мне успеха, – серьезно попросил Джанфранко.

Значит, он не совсем уверен в успехе, обрадовалась Кристабел. Она еще больше зауважала Маргарет, которая не собиралась становиться легкой добычей этого самоуверенного самца.

Кристабел провела ладонью по чисто выбритой, благоухающей дорогим одеколоном щеке Джанфранко.

– Благословляю тебя.

Он тепло улыбнулся.

– Спасибо.

 

11

 

У главного входа больницы выстроилась целая вереница такси, и одна из машин тут же подъехала к ним по знаку Джанфранко, Через двадцать минут машина остановилась у дверей их дома, и Кристабел с Федерико торопливо распрощались с Джанфранко и прошли через фойе к лифту. Как только двери лифта закрылись за ними, Федерико нажал нужную кнопку и, притянув к себе Кристабел, прильнул к ее губам. Его поцелуй длился ровно столько, сколько лифт ехал до их этажа. Дверь открылась, и они вошли в свою квартиру.

Несколько секунд Кристабел молча смотрела на мужа широко открытыми глазами. Ей многое хотелось сказать ему, но трудно было облечь свои чувства в слова. Федерико был ей дорог, в нем заключалась ее жизнь. Без него огонь ее свечи постепенно потухнет.

Что-то мелькнуло во взгляде Федерико, он погрузил пальцы в пышные волосы Кристабел и откинул назад ее голову.

– Я не могу потерять тебя, – просто сказала Кристабел.

Федерико нежно улыбнулся и заверил:

– Этого не произойдет.

– Сегодня я вдруг ясно представила, будто это уже произошло.

Поглаживая большим пальцем подбородок Кристабел, Федерико подумал, что до конца своих дней не сможет забыть ее испуганные глаза, ее бледность, когда она вошла в перевязочную.

– Я знаю.

Кристабел с трудом проглотила ком в горле, в ее глазах как в зеркале отражались охватившие ее чувства.

– Тебе надо отдохнуть.

– Ты так думаешь?

– Федерико...

Кристабел вдруг запнулась. Губы Федерико, слегка касаясь ее щеки, стали перемешаться вниз, к уголку ее рта.

– Угу.

– Мне трудно мыслить здраво, когда ты так делаешь.

– Разве это важно сейчас?

Федерико провел пальцами вдоль выреза ее топа, потом его рука скользнула ниже.

– Я хочу...

Дыхание Кристабел стало прерывистым.

Быстрый переход
Мы в Instagram