Изменить размер шрифта - +
Если бы гости и работники этого заведения знали, какая дыра образовалась этим поздним осенним вечером в его золотой скорлупе, они бы поняли, что это кипение – уже не жизнь, а агония.

 

Теплоход «Степан Бандера», зафрахтованный английской туристической компанией «Ист Атлантик» на весь летний сезон, стоял у причальной стенки Королевских Альберт-доков. Его огромный белоснежный корпус слегка вибрировал из-за работающих на холостом ходу машин, и от этого по спокойной воде плавно обтекающей его Темзы шла легкая рябь. На палубе, почти у самой кормы, куда обычно не заглядывают круизные пассажиры, стояли двое: мужчина в белой униформе кока и девушка, судя по одежде, то ли официантка, то ли горничная. Они поглядывали на причал. Девушка ловко расправлялась с пригоршней семечек, которые неуловимым движением бросала себе в рот от уровня груди, а шелуху отправляла прямо в чопорные воды главной британской реки.

– Ленок, завязывай ты со своим безобразием, – ласково проворчал мужчина. – Не дай бог, пассажиры увидят тебя за этим занятием. Настучат капитану. Нам это надо?

– Кого ты учишь? – Девушка поправила свои огненно-рыжие волосы, выбившиеся из-под кружевной наколки. – Это я так… нервы. Я все время думаю: сбудется у нас – не сбудется, получится или ветер наши мечты развеет?

– Все еще сомневаешься? Я же сказал…

– Ну и ладно. Но если вы, господин хозяин, захотите-таки проверить еще раз судьбу в своем собственном казино, я всегда к вашим услугам… Можешь, Олежка, прямо сегодня на открытии.

– Нет уж, Белочка, – сказал Майдан. – С тобой я в эти игры больше не играю. Да и вообще, что-то играть не хочется: свой бизнес – та же игра, весь адреналин сжигает… Смотри, смотри! – закричал он, указывая на «ягуар», выехавший на причал. – Крутые! Знать, не только старички-пенсионеры поплывут с нами.

Из «ягуара» выскочил шофер, открыл заднюю дверцу, через которую машину покинули молодая дама и мальчик лет двенадцати. Затем с переднего сиденья поднялся спортивного вида мужчина в белом костюме, оттеняющем его длинные черные волосы, тут же подхваченные легким морским бризом. Мужчина и дама были в больших темных очках, несмотря на довольно пасмурный день. «Ага, – подумал Майдан, – обычно так появляются на людях персоны, желающие остаться неузнанными: богачи, звезды и… преступники. Эти вроде бы первых категорий. Хотя кто их сразу разберет…»

Первым на трап взбежал мальчишка, такой же черноволосый, как мужчина в очках, но коротко подстриженный. Взрослые шли за ним в обнимку.

– Как голубки, – хмыкнула Белка.

– Погоди, – не сразу откликнулся Майдан. – Слушай, кого-то мне эта дама напоминает… Ба, да это ж Тамара! Ну козыревская жена!

– Она! Точно она! – обрадовалась Белка. – Бежим туда! Вот сюрприз!

– Куда? – Олег ухватил ее за руки. – Вы, мадам, на работе. Нет уж, потерпи до вечера. Отработаем ужин и выйдем к посетителям на открытие нашей «Курочки Рябы» как положено: в вечерних туалетах, а не в колпаке и переднике.

– А если они не придут? – заволновалась Белка. – Вдруг ее мужик казино не интересуется. Кстати, что это за жгучий брюнет такой у нее?

– Вечером и узнаешь. Не волнуйся! Все у нас будут – куда они денутся…

Ближе к ночи, на ужине, когда «Бандера», захватив в Гавре еще одну группу пассажиров, огибал Бретань, чету молодоженов Заборофф, восходящих звезд лондонского развлекательного телеканала «Вэрайети», капитан усадил за свой стол.

Быстрый переход