Изменить размер шрифта - +

– Мы завтра уезжаем, – твердо проговорила она. Ей тоже было жаль расставаться, это ее пугало, правда, она совсем недавно говорила своему психоаналитику, что созрела для новых отношений, но сейчас ей вдруг захотелось убежать, спрятаться, пока не случилось чего‑то неожиданного. Но в глубине души Сильвия призналась себе, что тоже надеется на новую встречу с Греем. Она смотрела на него, и в душе ее боролись противоречивые порывы. – На выходные мы отправляемся на Сардинию, а потом мне нужно быть в Париже – повидаться кое с кем из художников. А потом я неделю проведу на Сицилии с детьми. В Нью‑Йорке буду через две недели.

– А я – через три, – сказал Грей, сияя. – Кажется, мы тоже собирались на Сардинию в ближайшие дни. Это наша следующая остановка. – Стоило ему услышать, что Сильвия будет на Сардинии, как его тоже туда потянуло. Главное, чтобы Чарли с Адамом не воспротивились, когда он предложит им такой вариант.

– Ну что ж, нам везет, – с улыбкой проговорила она, чувствуя себя помолодевшей. – А сегодня, сегодня, может, присоединитесь к нам за ужином? Будет хорошая паста, но плохое вино – не чета тому, к какому вы с друзьями привыкли.

– Не преувеличивай. Если ты когда‑нибудь рискнешь прийти ко мне на ужин, ты вряд ли будешь пить то, что я обычно пью сам.

– В таком случае вино я принесу с собой. Спасибо, что предупредил, – улыбнулась Сильвия. – А ты будешь готовить ужин. Из меня кухарка никакая.

– Отлично! Рад услышать, что и у тебя есть недостатки. Вообще‑то, я неплохо готовлю. Паста, такос, буритос, гуляш, мясной рулет, салат, блинчики, омлет, макароны с сыром – выбирай.

– Блинчики! Обожаю! У меня они вечно подгорают. – Она рассмеялась, а он улыбнулся, радуясь перспективе угостить ее своей стряпней.

– Замечательно. Значит, выбор сделан: «Я люблю Люси» и блинчики. Какое мороженое подать на десерт? Шоколадное или ванильное?

– Мятное с шоколадной крошкой, ежевичное или бананово‑ореховое, – без раздумий выпалила Сильвия. Ей было удивительно легко в обществе Грея. И это ее пугало. Давно она не чувствовала такого радостного волнения, давно у нее не возникало желания очаровать мужчину. А этому она хотела понравиться, потому что он понравился ей.

– О боже! Фирменное мороженое. А обычное тебе не подходит?

– Мороженое и вино я привезу с собой, раз тебя это беспокоит.

– И попкорн не забудь! – напомнил он, уже чувствуя, что предстоящая встреча будет чудесной. Эта женщина словно преображала мир, и он становился солнечнее и прекраснее. Грей был почти счастлив. – В котором часу сегодня ужинаем? – спросил он и снова ее приобнял. Чисто дружеское объятие, ничего такого, что могло бы ее отпугнуть или послужить прологом к продолжению отношений. Потом что‑то может и измениться, кто знает… Не стоит сейчас загадывать и фантазировать – жизнь покажет.

– В девять тридцать в «Да Пуни». До встречи. – Она улыбнулась и, помахав рукой, скрылась за дверями отеля. Грей бодро зашагал к порту, где его ждал катер с матросом. Всю дорогу улыбка не сходила с его лица, с таким выражением он предстал перед Чарли на борту яхты. Время подошло к обеду, и друзья ждали его, чтобы сесть за стол.

– Долго же вы осматривали собор, – с усмешкой проговорил Чарли, вглядываясь в приятеля. – Случайно предложения не сделал?

– Следовало бы, да я что‑то струхнул. К тому же у нее двое детей, а ты знаешь мое отношение к детям.

Чарли расхохотался, он не воспринял слова Грея всерьез:

– Какие они дети? Они уже взрослые! А кроме того, она живет в Нью‑Йорке, а они – в Европе.

Быстрый переход
Мы в Instagram