Изменить размер шрифта - +

– Вот эта – наша, – ткнул пальцем мужчина и взял из кипы книг, сваленных возле кровати, одну, в сафьяновом переплете.

– Ничего не имею против, берите, я и так не знаю, что мне со всем этим делать… – пожал плечами квартировладелец.

– Представляешь, он ничего не сделал, нигде ни одного исправления, он даже вернул все, что было, от нас и имен не осталось… – листала страницы женщина, пока все трое спускались по лестнице.

– Простите, я спешу… У меня важное дело на Пальмотича, там умерла одна дама, мой клиент… – На улице Мойсилович попрощался с ними и бодро зашагал в сторону Балканской.

Женщина и мужчина остались стоять напротив закусочной «Наше море», она заговорила первой:

– Если я не ошибаюсь, конец книги несколько изменен. Смотри, здесь написано: «На берегу реки Адам и Елена отвязали лодку, выгребли на середину и поплыли. Молодой человек сидел на веслах, а девушка читала ему что‑то из тетради, лежавшей у нее на коленях…»

Супруг заглянул в последнюю страницу и проговорил:

– Мы опоздали, теперь ничего не сделаешь… Они уже скрылись за линией горизонта…

Быстрый переход