Изменить размер шрифта - +
И снова та сцена, когда меня убили… Помнишь, я уже рассказывала?

Виктор помнил. У Татьяны была странная фобия - она терпеть не могла, когда в автобусе кто-то стоял позади неё. "У меня ощущение, что это тип за спиной сейчас ка-а-а-к шарахнет меня по темечку, и моя бедная головушка разлетится, как лопнувший арбуз! Бр-р!" - сказала она как-то. И самое интересное, что до причины этого страха удалось докопаться.

Оказывается, ей в обличии рыцаря (или что-то в этом роде) простых и диких времён раннего Средневековья, некий оппонент в споре на полосах заточенного железа взял да и развалил такой полосой - то бишь мечом - голову лихим ударом сзади. С железом тогда обращаться явно умели - не спас даже шлем. Но ещё интересней - фобию удалось излечить. Татьяна несколько раз прокручивала "видеозапись", и сумела всё-таки обернуться за миг до того, как на неё упал роковой удар, и отклониться. После этого она перестала обращать внимание на "типов за спиной".

– Так ты же "переиграла ситуацию". Сколько ж тебя ещё убивать-то можно?

– Прошлого не изменишь, свершившееся - свершилось. Физическую оболочку моего реинкарнационного предка укокошили, это факт. Я просто "сыграла желаемое", зато теперь чувствую себя спокойно. Я только убрала след, но и этого вполне достаточно. А ты, небось, - Татьяна ехидно прищурилась, - не прочь как можно реальнее переиграть ситуацию из юности твоего текущего воплощения, когда ты так и не понял прозрачных намёков оставшейся с тобой наедине девчонки, вёл себя как телёнок, и не произвёл ожидавшихся от тебя очень конкретных действий? Да ладно, ладно, чего уж там…

Виктор смолчал. Развивать эту тему бессмысленно - встретившись в зрелом возрасте, они с Танюшкой продолжали дико ревновать друг друга к прошлому, несмотря на прожитые вместе годы (язык мой - враг мой, понаболтали друг дружке всякого в приступе взаимной откровенности). Вместо этого он встал, скинул футболку и подошёл к зеркальному шкафу.

– Ты чего, Вить?

– Следы, говоришь, - пробормотал он, разглядывая себя в зеркале. - Они остаются не только в памяти, но и на физических оболочках - иногда. Всё взаимосвязано - помнишь?

– Ну и что?

– Иди сюда. Смотри…

На загорелой смугловатой коже груди Виктора, чуть выше левого соска, выделялся светлый ромбик, слегка вытянутый вдоль вертикальной оси. Такие штуки получаются, когда на пляже наклеивают на тело всевозможные нашлёпки - вплоть до вырезанных из бумаги букв. Но они-то забыли когда были на море, где можно вволю насладиться горячим солнцем!

– Это… Это то, о чём ты рассказывал, да? След от…

– Умгу. Наконечники римских метательных копий - пилумов - были гранёными, и в сечении получался почти правильный квадрат. Рана от такого наконечника выглядит именно так. Правда, мне сначала было не очень понятно, почему ромб - ромбовидную прорезь оставило бы копьё с плоским навершием. Но потом я вспомнил … Дротик вонзился мне в грудь сверху, описав в воздухе дугу, а затем под своим весом он чуть опустился, растянув рану.

Таня осторожно провела пальцами по светлому пятнышку - кожа как кожа.

И всё-таки… Совпадение? Или тело помнит ?

– Помнит не тело, - Татьяна не удивилась, что муж отвечает ей на невысказанный вопрос: они очень часто думали об одном и том же почти синхронно, - помнит первичная матрица. Хорошая у неё память… А это, - Виктор ткнул пальцем в грудь, - отражение .

– Память… - задумчиво повторила Таня. - Кстати, а ты помнишь ту молодую пару?

– Которая заказывала у нас катер на свадьбу? - уточнил Виктор. Покинув стены своего разваливающегося НИИ, Татьяна теперь на пару с мужем работала в агентстве, занимавшемся организацией всевозможных праздников на воде. - У них ещё венчание в Никольском соборе?

– Да, этих ребят.

Быстрый переход
Мы в Instagram