Loading...
Изменить размер шрифта - +
Но Роза готова ждать – столько, сколько понадобится.

Отъезд Никки, как видно, не удивил и не огорчил Розу. Хуже по крайней мере не будет. Пройдет какое-то время, прежде чем она хватится своего красного белья. О причинах пропажи можно лишь догадываться. Не потому ли оно украдено, что всех нас больше всего привлекает не дающееся в руки? Не потому ли, что наше воображение может предложить нам такие лакомства, которых у жизни сроду не было? Никки достаточно умна, чтобы понимать и то и другое.

Приезжает аукционистка, и меня увозят.

– Как дела на любовном фронте? – спрашивает она у Розы уже в дверях.

– Безоговорочная капитуляция.

На улице мы останавливаемся – аукционискта роется в сумочке в поисках ключей от машины, и я – в отличие от нее – слышу, как в Розиной квартире звонит телефон. Вероятно, это Табата, потому что слышно, как Роза говорит: «Я сдаюсь» и «Что ты делаешь в полицейском участке в Баттерси? Берешь его на поруки?».

Рядом паркуется машина. Забита вещами. Кто-то, видимо, переезжает с квартиры на квартиру.

За задним стеклом книги по зоологии – толстые, дорогие фолианты, предназначенные для узких специалистов. Монографии о джинтамунгах, вопилкарах и прочих представителях животного мира Австралии. Туристский реквизит. Видеокассеты. Из машины с энергией человека, начинающего новую жизнь, выпрыгивает мужчина. Высокий, смуглый – подводное плавание, блуждания по джунглям. Волосы черные, густые – загляденье! Попрыгунчик.

В этот раз Никки ничего с собой не забрала только по одной причине: она не испытывала недостатка в средствах, ибо продала Розину квартиру.

Никки исчезла. Вместе со своей мечтой. Мечту трудно убить. Проблеск нового старта прекрасен, уверенность, что будущее не повторит прошлого, для большинства несгибаема. Роза владела квартирой единолично, о чем неопровержимо свидетельствовал лежащий в ящике стола документ. Странно, что Никки первой пришло в голову продать чужую квартиру. Почему-то считается, что если продаешь квартиру, то обязательно свою. Часто и подолгу отсутствуя, Роза предоставила Никки отличную возможность стать Розой. Сейчас чек наверняка уже обналичен, и Никки может смело платить по счетам, превращаясь из обманывающей в обманываемую.

Прогноз: она вернется – совершенно неожиданно для себя самой – в Маркет-Харборо и замкнет круг – закончит жизнь там, где ее начала. От въезда в Маркет-Харборо до выезда из Маркет-Харборо – дистанция длиной в жизнь.

Волосы и глаза у Попрыгунчика – такие же, как у Швабры, а губы – как у дочки художника. Стало быть, в конце концов они все же соединились. Мне кажется, я видела его лицо в Розиной памяти. Смутно, но видела. Он взлетает вверх по ступенькам и открывает дверь ключом, который раньше принадлежал Никки. Судя по очертаниям его спортивной сумки, в ней – замороженная игуана. Скромных размеров.

В эту минуту мы садимся в машину, и мне слышно только, как он говорит «привет», не слишком задумываясь над тем, что застает у себя в квартире хорошенькую полураздетую молодую женщину, которую он вроде бы где-то видел. Еще бы он задумывался – ведь у него в руках столько вещей. От произнесенного им слова все ее чувства оживают вновь. Это слово выстреливает ей прямо в сердце, и в первый момент она даже не понимает, что теперь все позади. Роза молчит: переступающие через порог ее квартиры давно уже перестали вызывать у нее эмоции – как положительные, так и отрицательные.

Прогноз: с этим человеком Роза будет препираться всю оставшуюся жизнь. Со временем они будут говорить о Никки с теплым чувством – ведь только благодаря ей, этой непревзойденной сводне, им есть теперь где вместе жить. И получать умопомрачительное удовольствие друг от друга.

С годами он будет раздражать ее тем, что вечно опаздывает, а потом еще обвиняет в опоздании ее, Розу.

Быстрый переход