Изменить размер шрифта - +
 — Хороший, наверно, сок… Буквы, говоришь, светятся?
   — Вьехо, вино из нектаринок не пьянит! — вступился за подчиненного старшина гоблинов. — Я сам проверял!
   — Знаю, что проверял! Но знаю и другое: вы, гоблины, и с обычного сока упиться можете, такой у вас метаболизм! А потом буквы у вас светятся!
   — Вьехо! — взвыл испуганный Смерч. — Я читать не умею!
   Но его уже никто не слушал. Жутковатое событие удачно обернулось выходкой пьяного гоблина, и эльфы дружно веселились. Да и содержимое коробки оказалось безобидным: обычный узелок, обычные семена священного дерева, у любого разведчика такой имелся на всякий случай.
   Так что для пущего спокойствия Вьехо забрал узелок себе — и выкинул происшествие из головы. Буквы у него светятся, видишь ли. А недавно заявлял, что на белоснежной самочке тигробыка, всеобщей любимице Снежане, прокатится невестка Элендара и владычица из владычиц! Чушь гоблинова, а не пророчество. Тут просто невестку негде достать, не то что владычицу, да еще из владычиц.
   Невестки — это действительно грозило стать проблемой. Дети подрастали, чудесные дети, но если не добавить их потомству бессмертной крови, внуки даже отдаленно перестанут походить на эльфов. А бессмертная кровь — подле Предвечных Престолов, то даже пейзанину известно. И Престолы шатаются в очередной раз…
   Потом случилось еще происшествие, и еще, и Вьехо о пророчестве забыл. Да и все забыли. Чего только не забудешь за тысячи лет, привычное дело.
   А зря.
   Потому что пророчества — к переменам, эльфу понятно! А перемены — к худшему, даже не эльфу понятно.
   
   Семена священных деревьев готовы были упасть с ладони седого эльфа на вздобренную землю.
   — Вьехо… — неуверенно пробормотал юный маг Элрахиль. — То ли мы делаем? Беловодье — оно ведь… как ты говорил?
   — Не резиновое, — напомнил командир задумчиво.
   — Не резиновое, да! — непочтительно рявкнул старшина гоблинов за их спинами. — Зажми кулак, командир, пока семена ветром не выдуло! Что ты творишь, ну вот что? А вдруг и вправду взойдет эта дрянь? Польется магия в наш благословенный мирок, оно полезно и приятно! Но за ней ведь и эльфы ваши, то есть наши, как попрут! А долины не резиновые! Что жрать станем?
   Эльфы, собравшиеся за спинами священнодействующих, возбужденно загомонили. Жутковатое выражение «не резиновые» звучало там и тут. «Что жрать станем?» звенело чуть ли не хором. Командир с неудовольствием констатировал, что и спустя определенное количество лет старшина гоблинов сохранил статус гласа народа.
   Мелкие невесомые семена скользнули в поток ветра… и канули в землю. Командир печально проводил их взглядом.
   — Так не резиновое же! — потерянно напомнил старшина гоблинов.
   — Раздвинем.
   — А жрать чего? — заикнулся предводитель троллей.
   — Вырастим. Подоим. По окрестным горам настреляем.
   Слова командира отдавали ощутимым привкусом прямого и недвусмысленного приказа. Ну да, вырастить, подоить, настрелять, чего проще… Эльфы тоскливо оглядели окружающие их величайшие вершины данного мира, покрытые блистающими льдами. Благословенное Беловодье затерялось в высокогорных долинах крохотным благоухающим букетом садов. И как же труден был процесс выращивания букета! Камень, бесплодный камень был вокруг совсем небольшое количество лет назад! Однако взрастили, откормили и подоили! И только собрались поблаженствовать в зачарованных кущах пару-другую тысяч лет, пооттачивать канонические формы эльфийских любовных баллад, как на тебе — начинай заново!
   — Мои юные друзья! — вздохнул командир.
Быстрый переход