Изменить размер шрифта - +

— Что и приказывала Графиня, — странным голосом повторил Чернок. Он переложил меч в левую руку и внезапным быстрым движением вырвал у Шарон энергопистолет. — Сейчас!

— Что? — удивленно переспросил Уилки.

— О, Дж. Т.! — воскликнула бледная, неподвижная, испуганная Шарон. — Мои люди рассказали мне всякие истории о твоей Графине — истории, которым я не могла поверить, потому что ты верил ей, а я люблю тебя, Дж. Т.! Я думаю, что теперь мы...

— Так что о Графине? — спросил Уилки.

— Я действую, Дж. Т., по приказам самой Графини, — сказал Чернок. — Мне очень жаль. Я обнаружил, что вы мне нравитесь, Дж. Т., и вы, Шарон, тоже. Мы через столько прошли вместе, но... но Графиня... — Смуглое дьявольское лицо Чернока, которое Уилки давно уже считал маской, скрывающей под собой человека, было искажено сейчас в муке. — Я не осмелюсь не подчиниться Графине! Я должен убить вас, Дж. Т., и вас тоже, Шарон. Должен!

— Но почему, Чернок? Почему? — ошеломленно спросил Уилки. — Я был верен Графине. Вы можете уйти, забрав Врата, и оставить нас здесь...

Выражение горечи и раскаяния искажало лицо-маску Чернока.

— Нет, Дж. Т. Вы не понимаете силу Графини. Да, она злая, жестокая, каждый человек должен ненавидеть ее, но она держит меня зачарованным. Я не понимаю этой силы, силы, которая заставляет меня действовать, делать то, от чего я содрогаюсь! О, Дж. Т., когда я убью вас, вы станете свободным человеком... в отличие от меня!

— Ради нашей дружбы, пощади нас!

— Ради Графини ди Монтиверчи я должен убить вас немедленно!

— Нет!

Я должен служить Графине! Должен!

— Графиня — сука! — раздался неизвестный, полный ненависти голос, повергший всех в изумление. Дверь распахнулась, в помещение ворвался какой-то человек и ринулся прямо на Уилки с высоко поднятым окровавленным топором. Чисто рефлекторным движением Уилки взметнул копье. Топор ударился о металлическое древко и отскочил, заставив нападающего развернуться по инерции.

— Тони! — закричал девичий голос.

В воздухе сверкнуло серебро стали и выбило пистолет из руки Чернока. В комнате появилась рыжеволосая девушка и с мечом в руке бросилась на Чернока. Чернок парировал ее удар своим мечом, который по-прежнему держал в левой руке. Шарон бросилась за своим пистолетом. Джангли отшатнулся в угол, чтобы не оказаться замешанным в драку. Угрожающе направив копье на Тони, Уилки тупым концом древка ударил Чернока в солнечное сплетение. Тот простонал, но выдержал удар и без всякого промедления стал опускать свой громадный меч на голову Уилки. Отчаянно пытаясь уклониться от длинного лезвия, Уилки подумал, что удача все же изменила ему. Внезапно Чернок вздрогнул. Меч в его руке заколебался, затем медленно ушел в сторону. Задыхаясь, Уилки выпрямился. Пистолет в руке Шарон был направлен прямо в грудь Чернока.

— Не двигайся, Чернок! И вы двое тоже!

— Ну а теперь, — с облегчением выдохнул Уилки, — мы можем рассмотреть ситуацию более спокойно. — Он стукнул копьем по полу. — Вы, — сказал он веснушчатому молодому человеку с песочного цвета волосами, — я помню вас, Тони. И вы, — обратился он в девушке. — Вы бежали из старой, заброшенной шахты под Городом Алмазов. Кажется, как давно это было! И вы изменились... изменились...

— Меня зовут Нилли. Конечно же, мы изменились! Мы остались с Колдунами Сенчурии. Они меняют людей... в лучшую сторону.

Чернок зашевелился, пистолет сверкнул огнем, и он снова застыл.

— Валкини отрезали нас от остальных беглецов, — сказал Тони.

Быстрый переход