Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Пока не выучишь определенный параграф, спать не пойдешь. Вот так и учили первое время… Михе было проще, на память он не жаловался. Правда приходилось учить устав где-нибудь на улице, чтобы другим не мешать. Дело в том, что он еще в школе заметил — когда читаешь что-либо вслух, то запоминается на раз, а если твердить всё про себя, то можно зубрить до потери пульса. А если еще и спать хочется… В общем он, прочитав пару раз вслух необходимый параграф, быстро сдавал «экзамен» и шел отдыхать. Сослуживцы завидовали черной завистью, но помочь он им ничем не мог.

В караулы их рота ходила через сутки и буквально за неделю Миха выучил все обязанности часового, табеля постов и перешел на обязанности разводящего, потом на помощника начкара и тд. В принципе оно ему нафиг было не нужно, но такой уж он был человек — если в голову что-то вбилось, то будет делать пока не переключится на что-то другое. Еще давал стимул один майор из управления дивизии, который частенько проверял караул. Странный был мужик, Миха поначалу не понял что он из себя представляет на самом деле — то ли сволочь последняя, то ли нормальный мужик, просто за армию радеет. Любил он то вопросик каверзный ввернуть, то пост проверить нестандартно… А особенно он «любил» Михаила… тогда он еще не знал за что. Однажды, после очередного «штурма», когда майор засыпал парня каверзными вопросами и (как ни странно) получал на всё четкие ответы, Миха не выдержал и напрямую, в наглую, спросил почему тот его так не любит. Майор вспылил, разорался, но потом ответил… Оказалось всё банально — у него есть дочь, чуть старше Михи, и пару лет назад её изнасиловал какой-то тип. И этот урод имел такую же фамилию, как у Михаила — Краснин. Видимо подсознательно Валерий Никитыч (майор) считал Миху виноватым в чём-то неизвестном. Михаил не обиделся на него. Он просто представил как тяжело этому мужику — ему ведь не позволили наказать насильника самому, и он теперь срывает свою злость на других.

Сменившись с караула в тот раз, Миха отправился в свое первое увольнение… Валерий Никитич постарался. Ему стало стыдно, что он незаслуженно, продолжительное время терроризировал пацана и он решил загладить свою вину. Пригласил к себе домой, познакомил с дочерью, посидели, выпили, поговорили… Но изучение уставов Миха не забросил.

В очередной раз сверкнула молния и громыхнуло. Миха неосознанно дернулся и снова посмотрел на запад. Тучи приближались. Огромная, черная туча, подсвеченная снизу огнями города, уже практически нависала над ним. Снова сверкнула молния и последовал гром. Миха поёжился и посмотрел в сторону вышки. Не любил он сидеть в этом курятнике (вышка ассоциировалась у него с куриным насестом), но видимо придется туда лезть, промокнуть не хотелось.

В данный момент он охранял базу ГСМ дивизионной эскадрильи. Пост был небольшой, по сравнению с некоторыми автопарками, всего-то метров сто на двести. Территория обнесена двумя рядами колючки, а вдоль неё дорожка, по которой он и топал. Под охраной имелось четыре огромных цистерны, вкопанные в землю, три больших бочки с какой-то смазочной гадостью, одна заправочная станция и какой-то склад. В общем заныкаться от дождя было негде. Да и не любил Миха нарушать устав. Если уж прятаться от дождя, то на положенном месте, то есть на вышке.

Проходя мимо небольшого котлована, Миха хмыкнул. Здесь тоже была когда-то вкопана цистерна, но он не застал то время, только рассказы старослужащих слышал. Конечно верилось в эти рассказы с трудом, но доля правды по-любому в них была. Пару лет назад служил начальником этого склада некий старший прапорщик. Любил он выпить и покурить, причем на рабочем, так сказать, месте. Подворовывал, говорили, но не в этом дело, кто в наше время без греха. Так вот, решил он однажды, в сильном подпитии разумеется, заглянуть в одну из цистерн. А там авиационный бензин. В общем он приоткрыл смотровой лючок и… не придумал ничего лучше, как посветить зажигалкой.

Быстрый переход
Мы в Instagram