Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ему опять было стыдно – в который уж раз за последний день. Путешествовать с человеком, который годится тебе в отцы и на своем веку повидал в сто раз больше, чем ты, оказалось трудней, чем думал Игорь. Не то, что Казимир был такой уж несносный попутчик, дело не в этом. Просто порой стрелец забывался, а седовласый дружинник не чурался ставить его на место, и получалось неловко.

– Заговорился я, – буркнул Игорь, отбрасывая кирпич в сторону. – Виноват.

– Не нужно мне твое признание вины, – фыркнул Казимир. – Скажи мне просто, что ты на самом деле собираешься делать? Вдвоем мы в логово не полезем, это понятно. Но не можем же мы посмотреть… и уйти обратно в Кремль?

– Нет, в Кремль мы не пойдем, – сказал Игорь.

Под очередной корявой железкой обнаружилась знакомая доска. Замирая сердцем, парень ухватился за нее обеими руками и потянул на себя. Доска упиралась: сверху на ней лежало еще немало хлама, но разгребать все было слишком долго.

– Тогда каков план? – не унимался Казимир.

Доска шла медленно, по сантиметру, но шла.

– В Тушино у меня есть… знакомые. Которые мне могут помочь, если… совсем уж припечет.

– Что? – не поверил своим ушам седовласый дружинник. – Знакомые? Так, может, нам их сразу с собой взять, этих твоих знакомых?

– Прежде чем тащить их с собой, я должен сам увидеть это… логово шамов, – покачал головой Игорь.

– А моего рассказа тебе мало? Или ты что… – Казимир сузил глаза до щелочек. – Ты мне не веришь, что ли?

Доска наконец выскочила наружу, и Игорь, тихо цокнув языком, сказал:

– Дело не в «не веришь». Просто сам хочу все увидеть. Вдруг ты сбежал, а они с горя всех пленников сожрали, и смысла идти уже нет?

Пластырь из коры березы-мутанта был на прежнем месте.

– Ну да, девять лет не жрали, а тут сразу всех, – саркастически произнес Казимир.

– Понимаешь, те мои знакомые, они… – Игорь запнулся. – Я бы не хотел к ним идти, пока все не перепроверю и не пойму, что без них мне не обойтись.

Он перевернул доску и еще раз одобрительно цокнул языком: пистоли – есть, сменные магазины к ним – тоже.

Уцелел схорон.

– Что же это за знакомые такие? Не друзья? Подельники какие-то?

– Почему же? Самые настоящие друзья, – совершенно искренне ответил Игорь.

Он вытащил из-за пазухи нож и перерезал пластырь. Один пистолет и одна запасная обойма скрылись в кармане; второй «комплект» стрелец зажал в руке, поднялся и, обернувшись, протянул оружие Казимиру.

– Поэтому и не хочу их дергать зазря, – добавил Игорь. – Друзей не хочется понапрасну в неприятности втягивать.

«Потому что настоящих друзей – не так много, чтобы подвергать их жизни опасности».

– Ну, как знаешь… – со вздохом сказал Казимир.

Он забрал пистоль и магазин, проверил обойму и спрятал оружие в карманы куртки, после чего развернулся и пошел к выходу из зала. Ботинки его хлюпали по крови пауков, разлитой по полу, но седовласый дружинник не обращал на это внимания.

– Я прекрасно понимаю твое желание не вмешивать друзей в свои беды, – бросил он на ходу. – Да только сейчас очень велик шанс, что, пойдя вдвоем, мы просто не сможем вернуться в Тушино.

Игорь невольно вздрогнул.

– Думаешь, сожрут нас?

– Думаю, хуже, – не оборачиваясь, покачал головой Казимир. – Оставят в живых.

И вышел наружу, туда, где их дожидались преданные фенакодусы.

Быстрый переход