Изменить размер шрифта - +
 – Доктор Кезард убирает с ног Молли одеяло, разглядывает шрамы. – Хотите, я расскажу, как это происходит на самом деле? – его холодные пальцы поднимаются от голени к коленным чашечкам. – Сначала происходит нарушение деятельности центральной нервной системы, низкое артериальное давление, расстройства дыхания. В результате наступает кислородное голодание тканей. Организм начинает задействовать различные компенсаторные механизмы. Продолжительность этого процесса может составлять несколько часов, затем наступает агония. Остановка дыхания, исчезновение роговидных рефлексов, – пальцы доктора поднимаются еще выше. Он награждает Молли плотоядным взглядом. – Твой организм пытается регулировать свои возможности, стремясь сохранить жизнь. Появляется дыхание, начинают пульсировать артерии. Однако агония длится недолго. После дыхание и сердечные сокращения прекращаются и наступает клиническая смерть. Симптомы, которые наблюдаются в организме за это время, можно приравнять к действию кетамина на центральную нервную систему. Отсюда и всевозможные видения, – он как-то разочарованно вздыхает, возвращая одеяло на место. – Так что, Куза, не забивайте себе голову семнадцатью секундами.

– Молли.

– Что?

– Я Молли. Молли Эш Кэрролл.

 

 

 

 

Молли обернулась и помахала ему рукой.

– По-моему, он думает, что мы любовники, – сказала она Дорину.

– Любовники? – он заглянул ей в голубые глаза. Вспомнил свою семью и осторожно пожал плечами.

– Боишься?

– Боюсь?

– Зря!

Молли. Эта легкая Молли взбежала по ступеням.

– Все это лишь вопрос времени, – самоуверенно заявила она.

Дорин рассмеялся.

– Я говорю не о нас, глупый.

– Вот как?

– Именно. – Молли вызвала лифт, беззаботно улыбнулась и настырно настояла на том, чтобы Дорин вошел первым.

– Так почему крыша? – спросил он.

– Понятия не имею, – Молли глуповато пожала худыми плечами. – Кауфман сказал, что я могу выбрать любое место для своей мастерской, вот я и решила усложнить ему задачу по максимуму.

– И мне заодно… – Дорин нахмурился, посмотрел на часы.

– Жена?

– Угу.

– Переживет, – Молли снова рассмеялась.

От этого смеха Дорин нахмурился еще сильнее. «Какого черта она лезет в мою личную жизнь?» – подумал он, вспомнил, что Молли неместная, и попытался списать это на плохие манеры, привитые с детства.

– Давно ты женат?

– Пять лет, – Дорин отчитал себя за то, что ответил.

– И есть дети?

– Дочь.

– Ей тоже пять?

– Да.

– Я так и подумала.

Лифт остановился, и Молли деловито вытолкнула Дорина первым.

– Скоро начнется кризис, – она снова рассмеялась. – Всегда начинается, и не спрашивай почему.

– Почему?

– Я же сказала, не спрашивай!

– А я думаю, это просто личный опыт, – решил перейти в нападение Дорин. – Ты говоришь так, потому что у самой начался кризис, вот и меряешь всех по одному стандарту.

– Может быть… – став неожиданно серьезной, сказала Молли.

Дорин почему-то подумал, что Хак, вероятно, изменяет ей.

Быстрый переход