Изменить размер шрифта - +
Что же, не стану вам мешать. Только не слишком увлекайся красотами заката и прочей романтикой. Не забывай, что сегодня нас может ожидать одно очень интересное дело.

Она потянулась всем своим гибким телом и грациозно прошествовала мимо хмуро глядящей на нее Динки.

Дождавшись, когда вампирша скроется за дверью, Дина подошла к Северину и уставилась на него прямым, немигающим взглядом.

– О чем это вы говорили? – спросила она строго, словно учительница, явившаяся на экзамен.

– Ни о чем, – Северин смотрел на опускающееся за кромку темного леса солнце. – Она меня дразнила и провоцировала. Наверное, от скуки. Здесь других развлечений нет.

– А почему не Яна и не Глеба?

Динка, похоже, не собиралась деликатничать и стесняться. Она всегда говорила именно то, что думала, не заботясь ни о последствиях, ни о производимом впечатлении. Именно это и нравилось в ней Северину. Кстати, странно, до чего непохожи Дина и Ангелина. Они фактически противоположность, два полюса.

– А ты что, действительно ревнуешь? – Северин накрыл своей рукой тоненькие пальчики девушки.

– Сейчас! Размечтался! – Дина хмыкнула. – Просто интересуюсь. Я вообще по природе любознательная… Честно говоря, надоела мне эта Ангелина, – добавила она, немного помолчав. – Уже только для того, чтобы от нее, наконец, избавиться, хочется отыскать эти треклятые артефакты…

– А что будет потом? – спросил Северин. – Что ты думаешь делать потом, когда удастся исправить наши ошибки и забрать у Евгения Михайловича предметы, которые мы сами ему принесли?

– Потом я бы съездила к родителям… – девушка мечтательно вздохнула. – И купила бы себе новую примочку. Знаешь, я видела на компьютерном сайте…

Она принялась увлеченно рассказывать о новом девайсе, а Северин рассеянно слушал ее и улыбался. В этом была вся Динка, и она замечательная. Как хорошо, что она рядом, и ему не нужен никто, кроме нее.

 

Глеб тяжело вздохнул. Не потому, что позавидовал чужому счастью, а потому, что вспомнил о своем. О прошлом счастье, до которого теперь, как ползком до неба. Как там Ольга? А он ведь даже позвонить ей не может! Глеб несколько раз уже брался за телефон, набирал номер, который с первого раза и, наверное, навсегда, запомнил наизусть, но снова нажимал на сброс. Нельзя. Евгений Михайлович прекрасно знает об их отношениях и, можно не сомневаться, попытается отследить ребят через этот звонок. А еще он мог наговорить Ольге и ее отцу все что угодно. Скорее всего, именно так он и поступил, дополнительно подстраховавшись. Что он сказал? Что Глеб продался американцам или поступил на работу к чеченским боевикам? Да что угодно! Это неважно. Самое главное: поверила ли ему Ольга!

«Тот, кто любит, не усомнится в любимом», – подумал Глеб и покачал головой: устраивать подобную проверку ему вовсе не хотелось.

Нужно бы подать Ольге хоть какой-то знак – что он жив и что по-прежнему ее любит. А она будет ждать.

Стараясь отбросить беспокоящие мысли, парень встряхнул головой и вернулся в гостиницу, так и не замеченный беседующей на крыльце парочкой.

Ян как раз заканчивал приготовления. Глеб покосился на начерченные в углах знаки, надеясь, что их удастся смыть без проблем, чтобы не объясняться при выселении с хозяином гостиницы.

– Ну вот, – маг с явным удовольствием оглядел плоды своей работы. – Должно сработать. А с вашей помощью и подавно возьмем его тепленьким! То есть холодненьким, конечно, учитывая особенность этих тварей.

Ян поморщился, словно от неприятного воспоминания, и потер грудь где-то в районе сердца.

– И ты думаешь, твой враг сюда придет? Если понимаю правильно, тут с магической точки зрения все должно сиять иллюминацией, – с сомнением заметил Глеб.

Быстрый переход