Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Ошеломленный Верховный Мастер уставился на Адама, наконец заметив астральную власть за простым физическим присутствием.

— Игра окончена, Верховный Мастер, — спокойно сказал Адам. — Тот, Кому я служу, не позволит мне пострадать от твоих рук. Я знаю источник и меру твоей силы. И снова я требую, чтобы ты положил то, что украл и неправильно использовал, и сдался законной власти Света.

— Ты не смеешь судить меня, — проскрипел Верховный Мастер, крепче прижимая манускрипт к груди. — Я всю жизнь собирал то, что лежит здесь. Цель близка. Таранис зовет меня быть его бичом против ничтожных смертных, как дети играющих с тем, что никогда не могут понять. Зачем искать Свет, когда Тьма манит столь сладкой силой? Ты не смеешь судить меня.

— Мое дело не судить, а только привести тебя на суд, — сказал Адам. — Положи манускрипт и торк.

Дрожа, Верховный Мастер покачал головой, его взгляд бешено рыскал по комнате в поисках спасения.

— Они мои! — прошептал он. — Я никогда не отдам их… никогда!

— Ни ты, ни они не покинете эту комнату, — сурово возразил Адам. — Положи манускрипт и торк.

Плечи Верховного Мастера опустились. Мгновение казалось, что он готов сдаться. Старик неловко наклонился, чтобы благоговейно коснуться манускрипта у ног… Затем внезапно распрямился, обхватив торк обеими руками и устремив безумный, пронизывающий взгляд на потолок.

— Ударь, Владыка Таранис! — пронзительно закричал он. — Ударь, Громовержец! Прими слугу твоего и его жертву — смерть врагов твоих!

Раскат грома прокатился над головой, раздался громкий треск. Молнию метнул сам торк. Вскинув руки защитным жестом, Адам схватил астральную силу, находящуюся в его распоряжении, и обернулся ею, как вакуумным колпаком, отражая атаку. С разрушительным грохотом и вспышкой ослепительного света крыша разлетелась, и стрела голубой молнии рассекла прямо и точно, как копье, торк на шее Верховного Мастера.

Все произошло слишком быстро. Адам увидел, как напряженное тело Верховного Мастера поглотила стена бушующего огня; морщинистое лицо старика выражало смесь исступленного восторга и муки. Таранис взял свое.

Адам, защищая глаза от вспышки, попятился на площадку. С ревом взорвался газовый свет, и весь пол комнаты исчез.

Сила удара отбросила Адама на лестницу. Еще одна, даже более яркая вспышка разорвала воздух, открыв зияющую трещину в пространственной материи неба над башней. Небесный огонь пролился из трещины, очищая комнату пламенем, сметая все на своем пути. В огне, как показалось Адаму, промелькнули их прежние астральные союзники, теперь пешие, наносящие удары направо и налево огненными мечами, разрушая все, чего касались клинки, поднимая их в огне небесного величия — настолько же непохожие на молнию Тараниса, насколько свет солнца не похож на лунный. Волна, поднятая их уходом, подхватила страницы манускрипта, закрутила безумной спиралью пылающие листы.

Потом в последний раз сверкнула молния, и трещина в небе с гулким раскатом сомкнулась.

 

* * *

 

Маклеод и его спецназовцы в унылом молчании беспомощно смотрели, как исчезают в ночи огни вертолета. Кинсей, стоящий рядом с Маклеодом, выбросил пустой рожок от автомата и загнал в магазин другой.

— Черт! — пробормотал он под нос.

— Именно, — ответил Маклеод, глядя вслед удаляющимся огням.

Один из сержантов уже говорил по рации, но даже если бы с базы сразу поднялся в воздух боевой вертолет, остановить беглецов это бы уже не успело.

Люди поворачивались, чтобы зайти в дом, когда кипящие тучи в небе вдруг расступились, и колоссальная молния ударила прямо в башню. Толчок швырнул их на землю; они отчаянно пытались прикрыть головы от посыпавшихся дождем обломков.

Быстрый переход
Мы в Instagram