Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Обстановка ее абсолютно не напрягала. Как раз наоборот: она сразу расслабилась и позволила себе полноценно раствориться в своем состоянии, окунуться в него. Поначалу она, вцепившись в руку Макса, ни на мгновенье не отпускала его от себя. А как только успокоилась, то легко махнула рукой куда-то в сторону бара, мол, иди! Он спросил: «А ты?» Она кивнула на диван: «Я посижу». И опустилась в мягкое кресло.

Пространство перед Ниной было окутано какой-то туманной дымкой. По крайней мере, ей так казалось. А еще, если чуть смежить веки и смотреть вокруг не пристально, а чуть отстраненно, то сквозь дымку видно мерцание свечей и трепет воздуха над пламенем… А еще – движения людей выглядят неторопливо-расслабленными… И музыка перекрывает все неспешные разговоры, и каждый существует будто бы сам по себе, отстраненно от других, и в то же время является частью единого целого, одной общей системы…

Кто-то сидит в баре, несколько пар обнимаются на диванах, где-то в конце зала, на сцене, танцуют стриптиз…

Нина потеряла Макса из виду. Вернее, забыла о нем, наблюдая за окружающими. Первое время еще искала его глазами, а увидав, опять уходила в свои наблюдения… А потом перестала следить, полностью погрузившись в свое состояние. Макс же, напротив, следил за Ниной, сидя в баре. И хотя вниманием других женщин был польщен, тем не менее не отпускал взгляд от Нины, наблюдая за ее поведением.

 

Вот к ней наклонился мужчина. Максим напрягся. Ему, с одной стороны, было понятно, что то место, куда они пришли, предполагало свободу общения мужчины с женщиной. И не просто свободу разговорного общения, но и интимной близости. А с другой стороны, он вдруг ощутил острый укол ревности, тревогу, волнение.

Мужчина, подойдя к Нине сзади, нагнулся и что-то зашептал ей на ухо. Она сначала удивленно и, как показалось Максиму, несколько испуганно, отстранилась. Потом отрицательно покачала головой. Макс почувствовал облегчение. Фу! Даже удивительно, что он так болезненно отреагировал. Надо бы подойти поближе. И он решительно направился к Нине.

 

– Такая красавица и скучает одна…

– Нет… я не скучаю. – Нине было досадно, что ее потревожили. Ей так не хотелось выходить из состояния безмятежного ничегонеделания. Но проигнорировать мужчину в данной обстановке было бы неправильно, и она уже более спокойно сказала: – Мне здесь нравится.

«Какое же спасение эта маска! – подумала она. – Вот уж в буквальном смысле слова: не надо делать лицо при разговоре, не надо следить за его выражением, можно ничему не соответствовать, а оставаться расслабленной и естественной. Даже глаза в этой маске при таком освещении не слишком выразительны».

Она абсолютно спокойно вернулась в прежнее положение, считая, что ритуал соблюден, разговор состоялся, и мужчина оставит ее в покое.

Но он не отходил:

– Позволите, я угощу вас? Хотите что-то выпить?

Нина удивилась. Не вопросу, нет. Удивилась себе самой. Выпить? А зачем? Ей настолько хорошо, настолько комфортно и приятно, что незачем менять это состояние. Еще непонятно, как в этой обстановке подействует алкоголь. Экспериментов ей и так хватает сегодня, поэтому она молча покачала головой: нет. И опять погрузилась в созерцание.

Мужчина отошел, но Нина почувствовала, что внутренний ее настрой неуловимо изменился. Все-таки ее возбудил этот шепот, сказанное с придыханием: «Какая красавица!», дыхание около ее шеи, легкое касание губами краешка уха… Странно, как странно… Она толком и не смотрела на него. Даже не узнает его при встрече. Подумаешь, две короткие, ничего вроде бы не значащие фразы, а состояние поменялось… Из безмятежно-расслабленного оно перекочевало в разряд легкого возбуждения. Вроде бы и положение Нины осталось прежним, и взгляд рассеян, а внутри уже побежали тонкие струи колких мурашек, а низ живота начинал уже понемногу сладко томиться, ноги еще более расслабились и будто бы раздвинулись.

Быстрый переход
Мы в Instagram