Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Когда я показал Механ Лалу кукри, который обнаружил торчащим в твоей постели, он сам вызвался спать возле нашей двери.

Теперь же, пока Чандра переодевалась, Механ Лал ждал в коридоре снаружи, так что в случае, если какой-либо непрошеный гость вдруг и вздумал бы заявиться к девушке хотя бы через потолок, ей достаточно было позвать его.

Возможно, такие изощренные меры предосторожности были излишними. В то же время сознание того, что те, кто пожелает лишить монастырь Сакья-Чо его священного изумруда, окажутся бессильными сделать это, придавало уверенности.

Обед, или, точнее, ужин, был готов. Когда они ели обычные блюда — горячий суп, курицу и карамельный пудинг, — это меню вовсе не показалось Чандре приевшимся. Наоборот, она подумала, что ни одному французскому повару не удалось бы приготовить столь вкусную еду.

Она знала, что лорд Фроум был такого же мнения, потому что они не сводили глаз друг с друга, и на этом безмолвном языке взглядов могли сказать все что угодно, ведь этот язык выражал то, что чувствовали их сердца, и никто иной не был способен понять его. Он предназначался только для них двоих.

Допив виски, лорд Фроум произнес:

— А теперь, моя дорогая, пойдем вместе и посмотрим, удастся ли нам найти ламу Тешоо, который избавит нас от этого опасного камня. Я не успокоюсь ни на минуту, пока буду знать, что он у тебя и, следовательно, подвергает тебя смертельной опасности.

— С того момента, как ты узнал об этом, я была в безопасности. Во всяком случае, больше никто не покушался на мою жизнь, — возразила Чандра.

— Я не собираюсь полагаться на слепую случайность там, где речь идет о твоей жизни, — тон лорда Фроума был решительным, — и я уже сказал Механ Лалу и второму слуге, что они должны сопровождать нас до дерева, где будет ждать твой друг.

— Мне будет неловко являться туда с вооруженным телохранителем, — улыбнулась Чандра.

— Я уже объяснил тебе, что не собираюсь рисковать, — настаивал лорд Фроум. — Хотя я готов, моя дорогая, со всем вниманием отнестись к твоим доводам по широкому кругу тем, все же там, где дело касается твоей безопасности, я не стану слушать никаких возражений, от кого бы они ни исходили.

В его голосе слышалась такая любовь, что Чандра была не в состоянии продолжать спор. Она подошла к нему и нежно обвила руками его шею.

— Разве я могла представить себе, даже в самых смелых мечтах, когда я вошла в эту же самую комнату после приезда в Байранию, дрожа от страха перед твоей суровостью, опасаясь, что ты отправишь меня домой, что ты когда-либо будешь говорить мне эти слова?

Лорд Фроум крепко прижал к себе Чандру, и та спрятала свое лицо у него на груди.

— Именно это я и намеревался сделать, — признался он, — однако я боялся просрочить въездную визу в Непал, и слава Всевышнему, что он надоумил меня.

Он поцеловал ее, а затем сказал:

— Пойдем покончим с этим делом раз и навсегда. И тогда я попытаюсь поверить, что тобой не интересуется больше никто, кроме меня.

Чандра подала ему руку, и он поднес ее к своим губам.

— И я надеюсь, что в будущем ты тоже не будешь интересоваться никем, кроме меня, — добавил он. — Ведь я должен признаться, что уже начал ревновать тебя к этому изумруду, и поэтому одному Богу известно, какие чувства я буду питать к любому мужчине, которому вздумается хотя бы взглянуть на тебя!

Чандра издала смешок, затем произнесла тихим голосом:

— Если в мире и существуют другие мужчины, кроме тебя, я их просто не смогу увидеть.

По выражению на его лице она поняла, что ее слова доставили ему большое удовольствие. Лорду Фроуму стоило огромных усилий отказаться от желания запечатлеть на ее губах еще один поцелуй, однако он все же сдержался, и, взяв Чандру за руку, повел ее на веранду.

Быстрый переход
Мы в Instagram