Изменить размер шрифта - +
— Фиванскую царевну Семелу, вынашивавшую Диониса, испепелил его же отец Зевс, явившийся к ней в терем во всем своем грозовом величии и сверкании молний. Зевс взял свое недоношенное дитя и зашил в собственную плоть, а позже Дионис родился из его бедра. Вот почему Диониса называют «дважды рожденный» или «дитя двойных дверей».
      — А Афину Зевс проглотил, и позже она родилась из его головы, — закончил Сэм. — Поэтому она всегда умела читать его мысли. Я понял. Один ребенок был рожден из головы, а другой — из бедра отца. Череп и скрещенные кости, два вида творения или воспроизводства, духовного и мирского, только вместе они составляют целостное или священное единство, так?
      Мне вспомнились слова святого Бернара из его комментариев к Песне Песней: «Плотская любовь пробуждает любовь божественную».
      — Я уверена, что именно к этому подводит вся история с таинствами, — сказала я Сэму. — Смысл, должно быть, в том, что нет смерти там, где нет секса.
      — Чего-чего? — недоуменно произнес Сэм.
      — Бактерии не умирают, они делятся, — сказала я. — Клоны просто сохраняют некий исходный материал. Люди — единственные живые существа, понимающие и принимающие смерть. Это основа любой религии, всеобщий религиозный опыт. Не только дух, но взаимосвязь между жизнью и смертью, духом и материей.
      Сэм согласился со мной:
      — Наша центральная нервная система имеет две ветви, ответственные за сознание и чувства, так называемые черепно-мозговые и спинномозговые нервы. Они связывают мозг и крестец. Твой череп и кости, соединяющие коленную и бедренную части, ассоциируются во многих языках с мощными производительными свойствами, определяя значение слов типа «genius» и «genoux», то есть «гений» и «ген». Существует множество свидетельств, физических и лингвистических, для понимания знаменитой строчки Пифагора: «Как вверху, так и внизу».
      — Именно этим и занимался мифологический Дионис: соединял священное и мирское. Единственным способом оказалось скрещивание. Нужно было оторвать женщин от ткачества, увести их из очагов и домов в горы — танцевать и развлекаться с юными пастухами. Дионис дважды разрушил свой родной город Фивы. Или, вернее, они сами разрушились.
      — Один раз вроде бы из-за инцеста, — сказал Сэм. — Когда Эдип убил своего отца, сел царствовать на его место и женился на собственной матери. В свете истории нашей семьи я всецело с тобой согласен. Но что случилось во второй раз?
      — Это произошло, когда его двоюродный братец Пенфей, юный царь Фив, отказался отпустить в горы женщин, включая свою собственную мать, для участия в празднествах Диониса. Пенфей заявил, что этот Владыка танца не является настоящим богом и сыном Зевса. На самом деле ему хотелось оставить женщин дома на эту ночь, чтобы землевладельцы могли чувствовать уверенность в том, что их отпрыски и наследники не окажутся отпрысками сатиров или пастухов.
      — И что же случилось с юным царем Фив? — спросил Сэм.
      — Во время вакханалий матушка скушала собственного сына, — ответила я.
      — Жутковатенькая история, — заметил Сэм и добавил с усмешкой: — Итак, по твоим словам получается, что главное достоинство Диониса — бога грядущей эры — в том, что он дает долгожданный ответ на фрейдистский вопрос: «Чего хочет женщина?» Вы хотите гулять по ночам, с криками скакать по горам, танцевать, выпивать и развлекаться с молодыми пастухами, не так ли?
      — В общем, это, конечно, могло бы улучшить породу слишком тесно сплетенных родословных, — признала я.
Быстрый переход
Мы в Instagram