Изменить размер шрифта - +
Но мне свои хранить негде, только здесь. – Она обвела рукой комнату. – Вот моя библиотека.

Зедд оглядывал библиотеку Лоретты, хрустя сладким печеньем.

– Как вы видите, я очень осторожно обращаюсь с огнем, ведь здесь хранятся записанные пророчества, а они важны. Мой долг защищать их от возможного вреда.

Ричард взглянул на деятельность пророков в новом – менее лестном – свете.

– Не лишено смысла, – равнодушно заметил Зедд, по-видимому, не заинтересованный дальнейшей беседой. – Вкуснее вашего сладкого печенья я ничего не едал.

Она одарила его очередной беззубой улыбкой.

– Захотите еще, заходите в любое время.

– Возможно, я так и сделаю, любезная сударыня. – Зедд взял очередное печение и демонстративно отвел руку с ним в сторону. – Теперь что касается пророчеств: вы как будто хотели сообщить что-то лорду Ралу.

– Ах, да. – Озираясь, она прижала палец к нижней губе. – Так, куда же я их дела?

– Их? – спросил Ричард. – То есть у вас не одно сообщение?

– О да. Если честно, несколько.

Лоретта подошла к стене, нагроможденной из бумаги, и наугад вытащила листок. Мельком просмотрела его.

– Нет, не то. – Она сунула лист точно на прежнее место. Подойдя к соседней стопке, извлекла другой – лишь для того чтобы все повторилось. Извлекая из стопок выбранные из тысяч других листы бумаги, она прочитывала и засовывала их обратно.

Ричард с Натаном переглянулись.

– Может быть, вы просто расскажете лорду Ралу суть вашего пророчества? – предложил Зедд.

– Нет, дорогой мой, боюсь, что не получится.

У меня слишком много пророчеств, чтобы все их помнить. Вот почему мне необходимо записывать. Если пророчество записано, я всегда разыщу его. Разве не для того их заносят на бумагу? Чтобы всегда иметь возможность отыскать. Пророчества важны, поэтому их надо записывать и хранить.

– Воистину так, – сказал Натан, очевидно, стараясь не огорчать Лоретту. – Может, мы попробуем помочь тебе в поисках? Куда ты обычно кладешь самые последние пророчества?

Она, моргая, посмотрела на него.

– В наиболее подходящее для них место.

Натан огляделся.

– И какое место наиболее подходящее?

– Это зависит от того, о чем в них говорится.

Казалось, Натан на мгновение удивился.

– Тогда как же ты их находишь? Если ты не помнишь, о чем говорилось в пророчествах, как вообще ты узнаешь, где они должны быть и куда ты могла положить их? Как ты узнаешь, где искать?

Она зажмурилась и собралась, словно готовясь дать серьезный ответ.

– Знаете, это всегда очень сложно. – Она глубоко вздохнула. Пуговицы на ее свитере, казалось, вот-вот оторвутся. – Я не знаю решения.

Имея дело с неразберихой в размещении книг в библиотеках, как будто бы совершенно бессистемных, Ричард знал, что запись и хранение пророчеств всегда представляли значительную сложность.

Зедд вытащил из стопки бумаги какой-то листок и уставился на него. Затем помахал им.

– Здесь записано только «Дождь».

Лоретта бросила на него взгляд поверх тех бумаг, которые держала в руках.

– Да, это я записала однажды, когда получила предостережение о близком дожде.

– Пустая трата времени, – шепотом заметил Ричард Натану.

– Я предупреждал, что в этом, скорее всего, будет мало проку.

Ричард вздохнул.

– Предупреждал.

Он повернулся к Лоретте. Та прошла дальше, извлекая очередные листки бумаги почти из подножия горы бумаг, коробок и папок.

Быстрый переход
Мы в Instagram