Изменить размер шрифта - +

С небес спускался величественный город.

Словно горный массив, отколовшийся от обширного материка, он весь был залит разноцветным сиянием, а размеры поражали воображение. Носовую часть опускающегося города украшал громадный златокрылый орел, а с другой стороны массивными сталагмитами поднимались колоссальные зубчатые амбразуры, сравнимые с величайшими горными пиками Марса.

Пульсирующие двигатели, расположенные в нижней части сооружения, обладали невообразимой мощностью, и Вертикорда замер, восхищенный технологией, которая позволила целому городу свободно парить в воздухе. Вскоре к огромной махине присоединились эскадрильи менее крупных кораблей, и чем больше их появлялось из пелены туч, тем огромнее казался сияющий город.

— Кровь машины! — прошипел Йелсик, наездник идущего следом рыцаря. — Как может такая махина держаться в воздухе?

— Не отвлекайся, — предостерег его Вертикорда. — Я не хочу, чтобы ты потерял равновесие за моей спиной.

— Понял.

Вертикорда тоже сосредоточился на тропе, и последние три сотни метров спуска вызвали у него холодную испарину. Только ступив на дно кратера Олимпа, он позволил себе вздохнуть с облегчением и тотчас с любопытством прислушался к новому ощущению: под ногами зачавкала густая грязь.

К тому времени, когда рыцари достигли подножия скал, исполинский корабль приземлился. Его колоссальный корпус наверняка поддерживался каким-то компенсирующим полем, иначе грандиозное сооружение рухнуло бы под собственным весом или продавило бы марсианскую поверхность. Во все стороны от корабля покатились клубы перегретого пара и охлаждающих газов. Вскоре они окутали и «Арес Ликтор», и Вертикорда ощутил ароматы иных миров: жесткой радиации, тоски по дому и пьяняще-холодного горного воздуха.

Наездник сердито напомнил себе, что нелепо думать, что так пахнет от корабля, который только что закончил спуск сквозь раскаленную атмосферу планеты, но запахи никуда не делись, отчетливые и неповторимые.

— Рассредоточиться! — приказал Вертикорда. — И увеличить скорость до максимальной.

Идущие следом за ним рыцари построились в боевом порядке и устремились вперед сквозь завесу горячего влажного тумана. Вертикорда не обнаружил признаков угрозы в незнакомом корабле, но годы тренировок и дисциплины не позволяли приблизиться к объекту без соответствующих мер предосторожности.

Наконец туман рассеялся, и Вертикорда остановил машину. Перед ним, словно неожиданно возникшая на поверхности планеты гора, возвышался золотистый борт гигантского корабля. Это внушающее благоговейный восторг сооружение намного превосходило и цитадели Легио Титаникус, и колоссальные блоки хранилищ Храма Всех Знаний. Даже огромный храм-кузница Мондус Гамма на плато Сирия бледнел по сравнению с этим кораблем, поскольку вся поверхность его корпуса была тщательно обработана, но не миллионами лет геологических воздействий. Каждая пластина, каждый лист обшивки исполинского сооружения являлся произведением ремесленного искусства, и Вертикорда не мог себе представить причину, по которой колоссальные усилия и мастерство были затрачены на украшение корабля, странствующего среди звезд.

Ответ возник лишь на мгновение позже, чем вопрос.

Это было не просто огромное судно, а корабль, построенный с любовью, корабль для возлюбленной всеми личности. Ни один обыкновенный человек не в силах вызвать такое преклонение, и Вертикорда вдруг со страхом осознал, что ему предстоит самая грандиозная и важная встреча в жизни.

Из корабля со свистом вырвались струи пара, и тотчас осветилась гигантская крышка люка. Огромные поршни — каждый крупнее, чем боевой титан, — медленно опустили длинную и широкую аппарель, по которой легко мог бы пройти целый отряд генно-модифицированных скитариев. Аппарель двигалась плавно, без всяких признаков напряжения, а вырвавшийся изнутри свет залил марсианский ландшафт приятным теплым сиянием.

Быстрый переход
Мы в Instagram