Loading...
Изменить размер шрифта - +
В воскресенья в Метроленде, казалось, всегда было тихо и солнечно.
    Я ненавидел воскресные дни — со всей злостью и яростью разочарованного человека, которому постоянно приходится убеждаться, что он вовсе не так независим, как того хотелось. Я ненавидел воскресные газеты, которые пытались впихнуть тебе в сонные мозги какие-то умные мысли, вовсе тебе не нужные; я ненавидел воскресные радиопередачи, бессодержательные и скучные; я ненавидел воскресное телевидение, со всеми этими «Мозговыми трестами»[42] и серьезными фильмами про серьезных взрослых на фоне эмоциональных кризисов, ядерной войны и т. д. и т. п. Мне не нравилось сидеть дома, когда яркие солнечные лучи крадучись ползут по комнате и неожиданно бьют прямо в глаза; мне не нравилось гулять по улице, когда то же жаркое солнце размягчает тебе мозги, так что они растекаются внутри черепушки. Я ненавидел свои воскресные обязанности по дому: мыть машину, когда мыльная вода из шланга бьет вверх (как, интересно, это получается?), прямо тебе в подмышку; выгребать траву из газонокосилки и отскребать от грязи садовую тачку. Я ненавидел работать и ненавидел бездельничать; гулять по полю для гольфа и встречать там знакомых и незнакомых, которые тоже гуляют по полю для гольфа; и заниматься одним нудным делом, которым всегда занимаешься по воскресеньям, — ждать понедельника.
    Единственное, что вносило какое-то разнообразие в монотонные воскресные «будни», были поездки к дядюшке Артуру. Обычно мама с утра объявляла:
    — После обеда мы едем в госте к дяде Артуру.
    — А почему обязательно ехать? — Возражение, уже ставшее ритуальным. Я ни разу не добивался того, чтобы поездку к дядюшке отменили. Впрочем, на самом деле я на это и не рассчитывал. Мне просто казалось, что подобный пример независимости суждений будет полезен для Найджела с Мэри.
    — Потому что он твой дядя.
    — Он будет моим дядей и на следующие выходные. И на через следующие.
    — Дело не в этом. Мы у него не были уже два месяца.
    — А откуда ты знаешь, что он хочет нас видеть?
    — Конечно, он хочет нас видеть. Мы у него не были целых два месяца.
    — Он что, звонил и приглашал нас приехать?
    — Конечно, не звонил. Ты же знаешь, он никогда не звонит.
    (Слишком скромный, наверное.)
    — Тогда откуда ты знаешь, что он хочет нас видеть?
    — Потому что он всегда хочет нас видеть, когда мы не приезжаем к нему слишком долго. И не зли меня, Кристофер.
    — А вдруг он книжку читает или занимается чем-нибудь интересным?
    — Ну, я бы лично отложила книжку, чтобы пообщаться с родственниками, с которыми не виделась целых два месяца.
    — А я бы не отложил.
    — Мы сейчас не о том говорим, Кристофер.
    — А о чем мы сейчас говорим?
    (Найджел уже нарочито зевал.)
    — Мы говорим о том, что после обеда мы едем к дяде. Так что иди вымой руки и садись за стол.
    — А можно мне взять с собой книжку?
    — Ладно, возьми. Почитаешь в машине. Но когда мы приедем, оставишь ее в машине. Это невежливо — приходить в гости с книжкой.
    — А ходить в гости, когда тебе не хочется идти ни в какие гости, — это вежливо?
    — Кристофер, иди мыть руки.
Быстрый переход