Изменить размер шрифта - +
Вы будете учить его, а мой учитель фехтования придаст блеск вам самим. Не сомневаюсь, что ваш сьер Арлан сделал для вас все, что мог, но вам еще есть чему поучиться.

– Я знаю, ваше высочество. – Дунк посмотрел на траву, на тростник, на высокий вяз, на солнечную рябь пруда. Над водой снова кружила стрекоза – быть может, та самая. Ну так что же, Дунк? Стрекозы или драконы? Еще несколько дней назад он знал бы, что ответить. Это было все, о чем он мечтал, но теперь мечта, став осуществимой, почему‑то пугала его. – Перед самой смертью принца Баэлора я поклялся, что буду служить ему.

– Весьма смело с вашей стороны. И что же он ответил?

– Что стране нужны смелые рыцари.

– Это верно. Ну и что же?

– Я возьму в оруженосцы вашего сына, но не в Саммерхоле. Год‑другой по крайней мере нас там не увидят. На мой взгляд, он довольно пожил в замке. Я возьму его только в том случае, если он отправится со мной в дорогу. Он будет ездить на моей лошади, – Дунк кивнул на старую Каштанку, – носить мой старый плащ, точить мой меч и чистить мою кольчугу. Мы будем ночевать в гостиницах и на конюшнях, а временами в замке какого‑нибудь богатого рыцаря или мелкого лорда – да и под открытым небом, когда придется.

Маэкар посмотрел на него недоверчиво.

– Уж не повредились ли вы умом после суда? Аэгон – принц крови, потомок дракона. Принцы не созданы для того, чтобы спать в канавах и есть жесткую солонину. Вы хотите сказать еще что‑то, но боитесь? Выкладывайте смело, сьер.

– Бьюсь об заклад, что Даэрон никогда не спал в канаве, – очень тихо сказал Дунк, – Аэрион всю жизнь ел только самое свежее, нежное и сочное мясо.

Маэкар Таргариен, принц Саммерхольский, посмотрел на Дунка из Блошиной Ямы долгим взглядом, медленно двигая челюстями под серебристой бородой, а затем повернулся и пошел прочь, не сказав ни слова. Дунк услышал, как он уехал со своими людьми – и единственным звуком стал гул крылышек стрекозы, летающей над водой.

 

* * *

 

Мальчик явился на следующее утро, как только взошло солнце – в старых сапогах, бурых штанах, буром шерстяном камзоле и поношенном дорожном плаще.

– Отец сказал, что я поступаю к тебе на службу.

– На службу к вам, сьер, – поправил Дунк. – Для начала можешь оседлать лошадей. Каштанка твоя – обращайся с ней хорошо. И не смей садиться на Грома без моего разрешения.

Эг пошел за седлами.

– А куда мы едем, сьер?

Дунк подумал немного.

– Я никогда не бывал за Красными горами. Не хочешь ли отправиться в Дорн?

– Я слыхал, там хорошие кукольники, – с усмешкой ответил Эг.

Быстрый переход
Мы в Instagram