Изменить размер шрифта - +
Да еще и с Грэем, коалиционной притчей во языцех! Вот это подфартило…

Чайников семенил по коридору, пристроившись за широкой спиной первого за всю службу напарника. «Интересно, как к нему обращаться — на „вы“ или на „ты“, по имени?» Вася знал, что имя свое Грэй не любит. Он и согласился на него с большим трудом, после долгих объяснений, что человек без имени, пусть оно и смахивает на кличку, — это по меньшей мере странно. И с личным номером тоже были свои заморочки, но только по первости, конечно. Сейчас он уже пообтесался, к имени привык и на позывные «пятьдесят второй» реагирует спокойно. А было, говорят, время, когда за это многие по лицу получали!

Как и всем остальным в бункере — от уборщика до БТР (боевой терминатор, используется в ситуациях, опасных для разумных существ), Василию была известна история Грэя. Результат ликантропии, необратимая стадия. И не надо этот термин путать с оборотничеством — в отличие от вервольфов, способных одинаково свободно превращаться и в зверя и в человека, Грэй в исходное состояние вернуться сможет только в одном-единственном случае — по окончании срока действия контракта с КСН. А до этого, извините, не выйдет. Научно доказано, что если хищник питается людьми, в особенности их кровью, то он иногда сам превращается в человека. Грэй как раз и был подобным хищником: волк-людоед из пятнадцатого века, вырванный из-под носа у охотников вербовщиками-резидентами Коалиции. Подобные экземпляры, сочетающие в себе два начала — звериное и человеческое, всегда ценились, потому что возможностей у них гораздо больше. Грэй был такой не первый, и не последний… Он уже тогда начинал трансформироваться и мыслить, как человек, поэтому подписал договор. Какое-то время Коалиции пришлось ждать полного очеловечивания и подавления звериных инстинктов (поговаривают, что все же кое-какие остались), но зато в результате они получили отличного наемника. Бескомпромиссного. Неподкупного (пройденный этап, кто только не пытался). Надо найти — найдет. Надо убить — убьет. Надо доставить — доставит… Устраивает это его самого или нет — не знает никто. Чужая душа — потемки, а уж душа Грэя вообще сродни Черной дыре. В том смысле, что лучше не заглядывать…

Чайников догнал наемника уже возле лифта, когда тот привычно набирал на панели код телепортотдела. Святая святых, простых системщиков сроду туда не допускали! Вася-то, положим, тут бывал, так сказать, неофициально, у Бухеля, но вообще-то это внутренними правилами совсем не поощрялось… Что это с Секретарем?

— И куда мы? — сгорая от нетерпения, спросил Вася.

— Вниз.

— Нет, я имел в виду…

— Земля, шестая реальность, — коротко ответил Грэй, входя в кабину с гладкими бескнопочными стенами. Василий втиснулся следом: прямоугольный куб лифта был более чем просторным, но Грэй каким-то непостижимым образом заполнял его весь.

— Шестая реальность? — наморщил лоб Чайников, вспоминая краткий курс истории миров, входящий в обязательную программу обучения системщиков. — Погоди! Эта не та, которая… Да это же Покинутая планета!

— Мне без разницы, — отмахнулся от Васиного лепетания Грэй. Двери кабины разошлись в стороны.

— А что мы там ищем?

— Держи. — Наемник сунул ему в руки пластиковую код-карту. — Там все сказано.

— Но…

— Будешь много говорить, я пойду один, — отрезал мужчина, выходя из лифта. Они оказались в огромном зале с бесконечно уходящим вверх потолком и зеркально гладкими стенами из огнеупорного экстрацемента. Гудели пчелиным ульем трансформаторы, мигали индикаторные датчики, по полу змеилась тонкая паутина проводов.

Быстрый переход
Мы в Instagram