Изменить размер шрифта - +
Действительно, я наслаждался жизнью в качестве мистера Блэка и даже кое-чему научился. Например, отличному владению лопатой. А что касается остальных кочегаров, то, думаю, мы стали друзьями, да, некий дух товарищества витал там. Это было маленьким отдыхом от важных дел города и, осмелюсь сказать, не исключаю, что я снова попутешествую на площадке машиниста, когда будет настроение.

— Но почему?

— Почему, мистер Губвиг? Вы всем людям задаете этот вопрос? Человек, который плясал на крыше поезда, человек, который сам ищет неприятностей, если эти неприятность требуют проявлений безрассудной храбрости? Хотя, в вашем случае, немного рассудительности не помешало бы. Однажды, мистер Губвиг, молодой вы, которого вы утратили много лет назад, вернется, похлопает вас по плечу и скажет: «Сейчас цивилизованность не имеет значения, и правила больше не действуют. Ты дал миру все, что мог дать, и теперь самое время пойти ва-банк. Это твое последнее ура. Ура!»

Ветинари взмахнул кочергой напротив каминной решетки, и в камине заплясали взвившиеся искры. Он понаблюдал за ними и резко сказал Мокристу:

— И если вы скажете об этом кому-нибудь, мистер Губвиг, мистер Трупер будет рад снова с вами повидаться. Мы поняли друг друга? Отлично.

Как будто кто-то поверит хоть одному его слову! Мокрист считал достаточно трудным доверять молве. Тогда он попытался обдумать то, что сказал патриций о его доблести, и его захлестнула обида.

— Вы всем, кто был в поезде раздали медали, даже Шнобби Шноббсу. А как же я, милорд?

— О, конечно, - сказал Ветинари после паузы, - для вас у меня есть кое-что особое: драгоценный дар оставаться в живых.

Позже, мысленно вернувшись к этому, Мокрист решил, что это была, в целом, неплохая сделка. В конце концов, он танцевал на крыше мчавшегося локомотива. И это была жизнь, лучше не придумаешь!

 

Несколько недель спустя Стукпостук уговорил лорда Ветинари прогуляться с ним по территории за дворцом, среди джунглей пустых водосточных труб, хаотично разбросанных сарайчиков, прачечных и бараков, которые выполняли некоторые необходимые функции, без которых современный дворец не может функционировать.

Там их ждал нервный молодой гоблин, придерживающий нечто, состоящее из двух колес, на вид не слишком надежно соединенных между собой. Колеса крутились.

Стукпостук откашлялся.

— Покажи Его Сиятельству свое изобретение, мистер Спица Колеса.

Лицо Ветинари оставалось неподвижным, пока он наблюдал, как гоблин перекинул ногу через свое творение и, крутя педали, покатил на маленькой машине вокруг прачек, которые всплескивали руками и вскрикивали как-то вроде: «О боги! Это что же такое?!»

— Думаю, - сказала старшая прачка, - вы могли бы прокатить барышню на сиденье позади.

— Ты тоже собираешься обзавестись таким, не так ли, Стукпостук? – осведомился лорд Ветинари.

— Ну, сэр, - сказал Стукпостук, - это ведь не машина. Все, чего оно требует, - двигать ногами и смотреть; ни пара, ни сажи, только пот.

— Интересно, - сказал лорд Ветинари. – Человек сам себе двигатель.

Остановившись перед лордом Ветинари, гоблин умоляюще взирал на Стукпостука, который терпеливо ожидал решения своего повелителя.

— Замечательный велосипед , мистер Спица Колеса, - наконец промолвил Ветинари с улыбкой. – Кажется, у Леонарда Щеботанского была похожая идея, но сейчас мы живем в мире движения, так что я не вижу в этом никакой проблемы. Теперь каждый человек может быть сам себе лошадью. Одобряю. И позвольте предложить вам, юный гоблин, прийти с этим прототипом к командору Ваймсу. Агрегат, который удваивает скорость, очень полезен для торопливого стражника, как, впрочем, и для недостаточно торопливого. Мистер Стукпостук, пожалуйста, напишите извещение для командора, и я его подпишу. В конце концов, некоторым из них не повредят физические упражнения.

Быстрый переход
Мы в Instagram