Изменить размер шрифта - +
А щиты от солнца… И подъемники для горнолыжников восстанавливают! Ты сделал это, папа. Ты возродил Землю.

– Это сделаешь ты. Я только отдал распоряжение. Его голос звучал печально:

– Человек, который спас океаны, воздух, поля… – Он стоял, держа руки в карманах. С болью Фити промолвил:

– Я покажу тебе голографические изображения, но это не совсем то. Почему ты не можешь позволить себе все посмотреть?

– Я этого не заслужил.

– «Ты увидишь Землю перед тобой, но тебе не суждено ступить на Землю, которую я дал детям Израиля». – Его глаза заблестели.

– О, сынок. Я не пророк Моисей.

– Разве нет? – Он крепко меня обнял. – До свидания, папа. Благополучного полета и возвращения домой.

Теперь, через три дня, я на капитанском мостике распаковал подарок Филипа.

– О, нет! – Я обратил свой полный муки взор на гардемарина Спика. – Только не это.

– Что такое, сэр?

Старая, потертая, отцовская Библия. Та самая, которую я заучивал за нашим расшатанным столом в Кардиффе. Рядом неизменно стояла чашка с дымящимся чаем. Отец с суровым одобрением смотрел на меня…

Где нашел ее Фити? Вместе с другими вещами отца я оставил Библию Анни, когда покинул бывшую жену в Кардиффе. Сейчас ее нет в живых. Должно быть, Филип отыскал Эдди Босса, ее мужа, и забрал книгу у него. Я задумался: знал ли Эдди, что она окажется у меня.

Я открыл Библию наугад, прочитал фразу:

«Кого мне бояться? Господь сила моей жизни, так кого же мне бояться?»

«Ага. Нам надо будет поговорить об этом – Тебе и мне».

Между тем у меня оставался мой корабль. Мой мальчик Майкл и Тэд. И будущая дочь.

Моя долгая ссылка в космос.

И мой долг офицера…

– Двигательный отсек, вы готовы?

– Двигательный отсек готов.

Я устремил долгий, тоскующий взгляд на Землю. Палец мой опустился на панель управления:

– Сверхсветовая скорость!

Быстрый переход