Изменить размер шрифта - +
За рулем.

- Невеста, получается, посвящена в замысел?

Мак кивнул:

- Да.

- А сам Гораций Госмер?

- Краткое уведомление о сути дела получите чуток погодя; полное даст невеста.

Похоже, Маку было недосуг. Или не следовало выкладывать заранее все, что мне полагалось узнать.

- Фотографии жениха, надо думать, лежат перед гримером, - промолвил я. - Снимками невесты запаслись?

- Вот.

Я изучил глянцевый отпечаток.

- Но, если она, по вашим словам, состоятельна - зачем выходит за человека чуть ли не втрое старше? Таким девицам довольно стать на углу и свистнуть погромче - молодые красивые субъекты начнут сбегаться толпами.

- Повторяю, все необходимое узнаете от нее самой.

- Сэр, если ничего не путаю, наша организация вправе арестовывать - любой гражданин вправе, при соответствующих обстоятельствах; но мы держимся убеждения: хочешь задержать - вызывай полицию. Методы, преподававшиеся вами, сэр, подразумевают куда более решительные способы обезвреживания...

- Мы арестовывать не будем, - сухо заметил Мак. - Наша служба привлечена к делу только потому, что среди сотрудников есть агент подходящего роста и сложения. Разумеется, нужна личность, умеющая при нужде постоять за себя. Подозреваю, все прочие правительственные организации укомплектованы исключительно приземистыми толстяками. Всякий раз, когда нужен высоченный худой мужчина, обращаются к нам!

- О, Боже! - сказал я. - Новая дружеская любезность?

- Это зовется взаимной выручкой служб, - наставительно заметил Мак.

Он поднял трубку стоявшего между кроватями телефона, надавил с полдюжины кнопок, выждал.

- Уже почти готов, - известил кого-то Мак. - Через пять минут, Уоррен. Комната пятьсот двенадцатая. Трубка возвратилась на рычаг.

- Вы поступаете в распоряжение джентльмена, с которым я разговаривал. Мистера Уоррена Сомерсета.

- Господи, помилуй! - вздохнул я. Как правило, распоряжается нами только Мак, исключительно Мак и единственно Мак. Временами работа оказывается нелегкой, да и Мак чувствует себя, по-видимому, в положении циркача, жонглирующего сразу десятком тарелок, но зато большинство заданий выглядят очень просто: Мак показывает нужное направление, вкладывает вам в руки пистолет и кинжал и приказывает: куси!

Гример отступил, окинул меня критическим взором и сказал:

- Закончено, сэр. Настолько, насколько можно добиться внешнего сходства, работая наспех... А вы сами хотите полюбоваться?

Последняя фраза уже адресовалась мне.

- И сам хочу полюбоваться, - подтвердил я. Маленькое зеркало сообщило: я сделался полностью седым, вроде Мака, и на лице прибавилось морщин.

- Чрезвычайно респектабельная внешность, - сказал гример. - Верно ведь?

Добродушный был субъект, и работал на совесть, но я скривился. Годы брали свое безо всякого художественного вмешательства; мне отнюдь не улыбалось пользоваться услугами театрального специалиста, чтобы в одночасье одряхлеть... Даже внешне.

- Отлично, - выдавил я. - Истинный патриарх...

- Отлично, Артур, - согласился Мак. - Благодарю вас.

Он проследил, как маленький, полный художник собирает кисти, флаконы и коробочки. Проводил гримера долгим взором, подождал, пока закрылась дверь.

- Мистер Сомерсет, - еле заметно улыбнулся Мак, - начнет жаловаться на весьма отдаленное сходство меж вами и Горацием Коди. Поскольку Артур очень умелый гример и очень чувствителен к замечаниям, я не хотел говорить этого при нем.

- Да, сэр.

О моей чувствительности Мак заботился редко. Должно быть, потому, что я отродясь не работал гримером.

- Вы сделаете все, чего потребует мистер Сомерсет, именно таким образом, каким он попросит. С единственной оговоркой... Запомните: нам нужен человек, именующий себя господином Сабадо. Описанием снабдить не могу, ибо сам не знаю, как он выглядит.

Быстрый переход