Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Довольная усмешка по-прежнему не сходила с его лица, весьма привлекательного, будь он обычным мужчиной. Но в моих глазах он оставался хранителем темной силы, а значит, не представлял никакого интереса. Пусть даже моя магия сейчас мягко плескалась в крови и приходилось тщательно следить за своими действиями и словами, чтобы невзначай не начать кокетничать с ним.

— Думаю, это снимает все вопросы, Полин.

Жетон от ясновидящих сонхау. Значит, он тут по предсказанию. Вот и причина, собственно, и очень даже веская. Мой взгляд упал на кисть незнакомца: рукав черной шелковой рубашки приподнялся, показывая рисунок. Вокруг запястья вился шипастый узор черной же татуировки, недвусмысленно намекавший на его род занятий.

— Итак? — Он снова взял карты. — Кош?

Игра, в которую мог играть далеко не каждый. Игра, в которую нельзя научиться играть. Игра, правила которой знают только некроманты и такие, как я. Маги Жизни. Полная противоположность тем, кто изучает темное искусство с рождения. Единственный раз я брала в руки карты для коша, и случилось это далеких пятнадцать лет назад, когда мне едва исполнилось двадцать, — по меркам обычных людей, еще ребенок в переводе на их возраст. Сейчас мне уже тридцать пять, что соответствовало бы двадцати пяти, будь я простой девушкой без светлой силы. Маги Жизни взрослеют гораздо медленнее обычных людей, разница составляет примерно десять лет. Тогда я выиграла, и некромант ушел ни с чем, а мама спрятала меня здесь, надеясь, что в борделе уж точно не найдут. Ошиблась… Теперь мне предстояло сыграть снова, и с каким исходом, не сумели бы предсказать даже сонхау, которые никогда не ошибались. Я могла полагаться только на свою уверенность, что выиграю. И я ответила, глядя ему в глаза и шалея от собственной смелости:

— Да.

Усмешка некроманта стала шире, а я поспешно добавила, не желая, чтобы кто-то видел, чем мы тут занимаемся:

— Думаю, нам стоит переместиться в более подходящее место. — Я поднялась и поправила рукав.

— Несомненно, — негромко ответил он и тоже встал.

В его словах послышался скрытый намек, и во мне проснулось глухое раздражение, за которым я спрятала беспокойство. Обернулась через плечо, смерила незнакомца взглядом и небрежно обронила:

— Мессир, мы только сыграем в кош.

От следующих его слов, а особенно от той уверенности, с какой он их сказал, мне стало еще больше не по себе.

— Не только, Полин. Веди.

Вообще, мне нравилось внимание мужчин, иначе я бы не осталась здесь, в борделе. Нравилось выбирать, с кем я проведу ночь, а возможно, и не одну, благо клиентов имелось в достатке и все как на подбор — абы кого сюда не впускали. Золотое правило «Золотых колибри»: девочки сами решали, с каким клиентом — или клиентами — проведут ночь. Поэтому попасть сюда среди знати считалось все равно что получить пропуск на небеса. Девочки у мадам Жиан были высшего сорта.

Я нахмурилась, но огрызаться или язвить не стала, хотя очень хотелось. Пусть думает себе что хочет, мы всего лишь выясним, что я не стану его якорем.  Некромант отправится восвояси, а я вздохну с облегчением и найду клиента, чтобы успокоить светлую силу, бурлившую в крови щекочущими пузырьками. Мы направились наверх, в отдельные комнаты, где нам точно никто не помешает. Я выбрала апартаменты «Черный бархат». «По-моему, вполне подходящие такому клиенту, как некромант», мелькнула веселая мысль, и я не сдержала тихого смешка. Вот только заниматься мы там будем совсем не тем, для чего они предназначены и чего бы мне хотелось, но с любым другим мужчиной. Чертов темный, принесла же его нелегкая!

Взявшись за золоченую ручку, я открыла дверь, войдя первой. Покои полностью оправдывали свое название: в отделке использовался исключительно бархат и только глубокого черного цвета, лишь кое-где допускались вкрапления золота.

Быстрый переход
Мы в Instagram