Изменить размер шрифта - +
Мышь, вредный грызун и переносчик заразы, не давала свести дело к необходимой самообороне или

крайней необходимости. Тогда дело окончилось для Пашки публичными извинениями, солидным штрафом и оплатой лечения пострадавших парней.

И ведь он ни о чем не жалел. По крайней мере, на словах.

– Даже если бы программы были, – заявил Пашка, – я бы их не взломал. Судя по способностям нашей таинственной незнакомки, она меня самого

многому могла бы научить. Хотя, с другой стороны, может, и не пришлось бы ничего ломать. Может, там простенькая утилитка – запустил, и все.

Андрей никак не мог решиться сказать про мини-диск. С одной стороны, была вероятность восстановления удаленных данных, а с другой – если не

восстановятся, Валентин может нешуточно разозлиться. Получается, что именно он, Андрей, не понял, с программистом какого уровня имеет дело,

стер все данные с диска, а под конец еще и уничтожил все доказательства открытия. Как специально. Так и назовут – «диверсант».

Но тут его пронзила всплывшая в памяти фраза: «Он у меня последний».

А что, если действительно?.. Что, если других копий этой уникальной программы просто не существует в природе? Да и неудобно звонить ей,

когда с диска все стерто.

Андрей почувствовал, как по спине расползается липкий страх. Похоже было, что случилось непоправимое.

Этот вопрос лучше поднять, когда Валентин уедет. Пашка – парень попроще, по крайней мере, не вскрысится.

– Позвони-ка еще раз, – попросил Валентин. Андрей взял телефон и набрал семь цифр из восьми, чтобы точно никуда не дозвониться. Приложил

трубку к уху и подождал, делая вид, будто прислушивается к длинным гудкам.

– Никого нет, – сообщил он и отложил трубку. Время шло. Пашка сбегал за пиццей, они пообедали.

Андрей еще дважды делал вид, что звонит.

– Ладно. – Валентин посмотрел на часы. – Не могу я тут торчать целый день.

– Тебя отвезти? – с готовностью предложил Андрей.

– Ты мне лучше найди эту девушку. Доехать я могу и на такси. Так что давайте, ребята. Вечером я вам позвоню.

Андрей закрыл за ним дверь.

– Фух-х… – сказал он, вытирая несуществующий пот с лица. – Паш, рассказывай о нашем деле! Это подождет, не протухнет.

– Это тоже дело серьезное, – не согласился Пашка. – Девушка, может, и не знает, какую важную проблему решила.

– Тебе никто никогда не говорил, что ты ненормальный? – поинтересовался Андрей.

– Настоящий программист просто обязан быть ненормальным, – усмехнулся Пашка. – Иначе ему грош цена.

– Но не настолько же… Тут дело о Нобелевке и сорока миллионах, а ты пытаешься мне толковать про какую-то девушку.

– Не про какую-то, а про талантливую. – Пашка мечтательно вздохнул. – Иди еще раз позвони.

– Я только что звонил, – отмахнулся Андрей. – Лучше расскажи, что ты накопал за ночь.

– А… Пойдем в лабораторию.

Они прошли в кабинет и сели напротив трех темных мониторных окошек.

– Короче, последовательность команд, которые ты в угаре давал Аватару, я восстановил. Это нам ничего не даст.

– Это еще почему? – насторожился Андрей.

– Видишь ли, анализ показывает, что после последних осмысленных команд ты просто бухнулся фэйсом на клавиатуру, нажав одновременно больше

половины кнопок.
Быстрый переход
Мы в Instagram