Loading...
Изменить размер шрифта - +
Да еще вот сердце забилось сильно-сильно, чуть не выскакивая из того места, где ему положено обретаться природой. Между прочим, так и помереть недолго.

    А потом раздался принцессин вопль.

    Обернувшись к поляне, я узрел на другой ее стороне громадного бурого медведя. Одного из тех, о которых говорила Бьянка. Это был злобный бесчеловечный медведь, ждавший, когда моя невеста сама придет к нему в пасть, да так и не дождавшийся. Бурый явился сам и стоял в десяти шагах от принцессы, шевеля ноздрями и капая слюной в траву.

    Перепугавшись, Бьянка остолбенела. Медведь, немало возбужденный ее видом (должно быть, решил, что ему несказанно повезло в это утро), поднялся на задние лапы. Большой зверь, ростом с меня, а уж клычищи он показал девице такие, что просто ужас.

    У девицы хватило ума отпрыгнуть от своего помывочного места, споткнуться о складки одеяла и упасть. Медведь приветствовал это ревом, сотрясающим лес. Я его понимал, но стоять столбом не собирался. Издав рык, ничуть не уступающий медвежьему, я ринулся в бой. По пути снес несколько плотных высоких кустов и одно небольшое деревце (о чем сожалею до сих пор). Медведь не подозревал, что рядом найдется конкурент, а потому вытаращил на меня глаза. Да еще как вытаращил, скажу я вам. На его месте любой бы сделал то же самое, увидев несущегося в свою сторону квадратного тролльского амбала, размахивающего кулаками. Да еще с такой физией, что даже самым злым драконам запросто может присниться в кошмарном сне.

    Пробежав мимо принцессы и сообщив почве некоторое сотрясение, я налетел на медведя. У него была возможность убежать. Самая маленькая. Но он ею не воспользовался на свою беду. А я не смог остановиться… Бум! У меня даже в голове загудело. Я продолжил свой путь по направлению к большой и толстой сосне, а бурое чудище полетело вверх тормашками. Соприкоснулись мы с препятствием одновременно – я с деревом, медведь с землей. На мгновение мне почудилось, что ближайшая скальная гряда слегка сдвинулась с места.

    Оставив вмятину в коре старой сосны (это мое лицо), я обернулся к медведю. Тот еще поднимался, не вполне очухавшись от нашего столкновения. Мне удалось разогнать птичек, кружащих вокруг головы, после чего я смог оценить угрозу со стороны бурого клыкастого. Он не был намерен сдаваться за здорово живешь. Оскалив весь набор клыков, медведь зарычал. Я ответил тем же, продемонстрировав ему мою прямоугольную зубастую пасть.

    – Взгрей его, тролль! – завизжала принцесса. – Взгрей!

    Завернувшись в одеяло, она прыгала возле костра и размахивала свободной правой рукой.

    Медведь раздухарился. На задних лапах он попер на меня. Я не стал отступать. К чему? Ну большой, ну вонючий, ну страшный! Ну и что дальше? Он вот так (лапищей махнул у меня перед глазами), а мы вот так… Сделав широкий и высокий замах, я двинул бурому по кумполу. Совсем как тому медведю, с которым стакнулся однажды на охоте.

    Бац! Медведь присел и опустился на все четыре лапы. Покачнулся. Я двинул снова. Крепче он был, чем тот, явно крепче. Вот и сейчас сумел устоять. Собрав силы, он поднялся вновь. Когтем умудрился слегка разорвать мне рукав на правой руке. Вот как, значит! Тут я осерчал по-настоящему. Въехал медведю головой в грудь, обхватил его туловище и оторвал от земли. Бурый заревел. Я перекинул его через себя – клыкастый брякнулся о землю за моей спиной.

    – Так! Так ему! Врежь еще, тролль! – бесновалась Бьянка, подскакивая.

    Несмотря на то что упал медведь на голову, ему удалось встать довольно быстро. Он все огрызался, но мало чего соображал. Я наподдал супостату апперкотом, а потом левым хуком, от которого агрессор перекувырнулся через башку и снова оказался на земле.

Быстрый переход