Изменить размер шрифта - +

Я добрался до холма, с которого открывался потрясающий вид на равнину, цепь холмов вдали озарялась лунным светом. Это было чем-то неописуемым, и оно привлекло мое внимание на продолжительное время.

Я сильно изменился с момента смерти Джона Грегори. Во мне все еще было чувство потери — мне, правда, его недоставало — но вместе с этим, я злился. У меня отняли друга, также как и учителя. Теперь я большую часть времени проводил один, много размышляя, но мне нечем было себя утешить. Все больше я любовался красотой местности, с ее изменчивым ландшафтом, лугами и лесами, болотиной и перевалами. Вид Киркби Лонсдэйла был, вероятно, лучше, чем все, что я видел до этого.

Мои мысли вернулись к смерти Мириам, и я уселся у подножия дерева и решил поразмыслить над ситуацией. Девушка была молодой и сильной, была вероятность, что ее убили с грязными помыслами. Это не было тайной, что убийцы используют предлоги ведьмовского искусства, или других сверхъестественных явлений. Но раны не было… возможно ее отравили… или это могла быть естественная смерть, и страх перед смертью в агонии отпечатался на ее лице. Я надеялся вскоре разузнать правду. Это зависело от того, что призрак помнил о своей смерти.

Немногим после, я зашагал по церковной земле и вернулся в захваченную комнату. Я закрыл шторы и снял свой плащ с капюшоном, повесив его на крючок на двери. Затем я стянул ботинки и одетым лег на кровать, готовый действовать. Я немного нервничал, как и всегда, когда занимался ремеслом ведьмака, но мне не было страшно. Я уже имел дело с многими призраками раньше.

Я всегда неплохо видел в темноте и когда мои глаза привыкли к лунному свету, сочащемуся сквозь занавески, я внимательно осмотрел комнату. В углах лежали тени, особенно темной, была та, что лежала прямо под окном. Я подумал настоящая она или нет. Оказалось — нет. Немногим позднее, удостоверившись, что волноваться не о чем, я прислушался. Иногда можно услышать призраков прежде, чем они заговорят с тобой. Некоторые постукивают по дверям или стенам, другие скрипят половицами, иногда их сложно отличить от мышей.

Комната была абсолютно тихой. Я провел в ней пару часов, я расслабился, закрыл глаза и позволил себе погрузиться в сон. Я почувствую приближение призрака и немедленно проснусь.

Немногим позднее я проснулся, как и предполагал. Все ведьмаки были седьмыми сыновьями седьмых сыновей и обладали особыми способностями. Одна из них сейчас сработала ощущение холода, когда существо из тьмы было рядом, мурашки пробежали у меня по спине. Прежде чем я открыл глаза, я услышал женский плач, она ходила перед кроватью.

Я взглянул на нее, это была молодая девушка, не старше семнадцати лет.

У нее были длинные волосы, собранные в хвост позади. Как и все призраки — она была очень бледной, ее образ утратил все цвета при смерти. Все кроме одного.

Спереди ее ночное платье было забрызгано кровью от шеи до низа груди.

 

Глава 2. Девушка с волосами мышиного цвета

 

 

 

 

 

Я посмотрел на призрак Мириам и сел на кровати, лицом к ней. Улыбнулся. Я пытался выглядеть доброжелательным.

— Стой на месте, Мириам, — сказал я спокойно, — стой, и смотри на меня.

Она повернулась ко мне, всхлипнула. Ее глаза широко раскрылись от изумления.

— Ты видишь меня! Ты можешь меня слышать? — спросила она. Ее голос был похож на эхо, он доносился откуда-то издалека.

— Да, я вижу тебя, и слышу. Я ведьмак. Я пришел помочь тебе.

— Я прошу о помощи уже несколько дней, но никто меня не слушает. Никто даже не смотрит в мою сторону.

— Здесь? В спальне?

— Нет — я спускалась в кухню, где раньше работала. Сюда никто не приходит после наступления темноты.

Быстрый переход