Изменить размер шрифта - +
Лиля крутилась как хомяк в колесе, но стоило появиться свободной минутке — и мысли возвращались к любимому. Впервые расставшись на столь длительный срок, девушка осознала, что больше не сможет без него жить. Любовь к Кириллу вошла в ее кровь, заменив собою кислород, и теперь она без него задыхалась.

Лиля сделала пару глотков и отставила бокал к свече. Окунулась с головой в воду, смывая шампунь с волос, затем поднесла прядь к носу и удовлетворенно вздохнула. Наконец-то запах канализации вымылся. Да, она провалилась в городские нечистоты. И теперь это позорное событие навсегда пропишется в ее биографии.

Магичка поморщилась, вспоминая поистине лошадиное ржание напарника, склонившегося над отверстием люка. Хохоча и держась за живот, он не хотел ее вытаскивать, пока не сделает пару фоток на память. Угомонила Антона, надавав ему по шее, вечно серьезная Юлька. Зеленоволосый панк успел запечатлеть несколько кадров Лилиного позора и собирался продемонстрировать ребятам в штабе, но, увидев кулак Макаровой, отказался от самоубийственной идеи.

Слушая, как патрульные преследовали малолетних магов-хулиганов, Мирослав не смеялся. Наоборот. Хмурый глава Совета магов отчитал Лилиных кураторов за то, что позволили подопечной потерять контроль и в раздражении выплеснуть силу. Повезло, что в последний момент девушка сумела придержать взбунтовавшуюся натуру, и от этого всего лишь закипела вода в канализации, а не загорелось ближайшее жилое здание.

Несмотря на это, Мирослав принял решение: Макарова снова надевает сдерживающие магию браслеты. И сейчас они были единственным «украшением» на ее теле — все остальное, включая обручальное кольцо и защитные обереги, пришлось снять, чтобы отмыться от вонючей жижи, заполнявшей канализационный колодец.

Завернувшись в полотенце и обмотав вторым голову, магичка вышла из ванной. В зеркале, занимавшем половину стены, отразилась девушка с уставшими серыми глазами. Левую скулу, от виска до уголка пухлых губ, перечеркивала багровая царапина — результат падения. С ладонями дело обстояло лучше: содранную кожу чуть подлечила Юлька, прежде чем главный маг Совета начал метать молнии. Практически родственник, он тем не менее не давал Лиле послаблений.

Хорошо, что Кирилл возвращается через четыре дня, и на ней все успеет зажить.

Включив свет, она затушила свечи, после привела ванную в надлежащий вид. Зевая, отнесла коробку с шоколадом в их с Киром спальню и собралась уже ложиться, когда услышала подозрительный звук.

Лиля напряженно замерла. Неужели послышалось?

Нет, ей не показалось. Пока она наслаждалась ароматической пеной, кто-то залез в квартиру и теперь шумел на кухне.

Ведьма с тоской посмотрела на ограничители магии. Просто карма какая-то! Она постоянно оставалась беззащитной перед лицом опасности.

Ну, почти беззащитной.

Поправив полотенце на груди, она достала из-под кровати мачете. Тот самый нож, с которым собиралась выстоять почти год назад против демона, взламывающего защиту квартиры Макаровой-старшей. Бабушка подарила его после долгих уговоров.

Лиля кралась осторожно, стараясь не предупредить грабителей о своем приближении. В том, что это обычный вор, а не кто-то похуже, можно было не сомневаться. Полуночник, заявившийся со злыми намерениями, не стал бы бродить по кухне. Видимо, она слишком мало бывала дома, раз кто-то посчитал, что хозяева надолго уехали.

Пол под ногами заскрипел. Лиля замерла, перевела дух. Подождала пару мгновений и тихонько проскользнула в комнату.

Приоткрытая дверца двухметрового холодильника скрывала взломщика почти полностью. Виднелись лишь большие ступни в серых носках. Вежливый грабитель — разулся.

Крепче сжав мачете, девушка мысленно пообещала себе отучить жулика вламываться в дома злых ведьм.

 

США, Нью-Йорк, 1 мая

Стальной браслет с дюжиной подвесок звенел весело, хотя его хозяйка испытывала животный ужас.

Быстрый переход