Loading...
Изменить размер шрифта - +
Страшный удар пришелся в скулу. Я прикусил язык, взвыл. Попытался схватить девушку, прижать к траве. Но Соня не позволила,

снова обрушила кулак. Висок прострелило болью, мир подернулся пеленой. Горячий ветер закружил, подхватил и швырнул навстречу Дороге Сна.

Сознание частично осталось в теле. Будто сквозь глубокий сон я слышал шорохи, плачь Сони. Чувствовал: куда-то волокут. Затем толчок, нечто

мягкое под спиной и сверху. Горячие капли на щеках — слезы. Запах сухих листьев, травы.

Я упрямо рвался к реальности, цеплялся за ощущения. Но каждая попытка заканчивалась неудачей. Под разумом словно проламывались ярусы пола.

Я падал ниже и ниже, с этажа на этаж. Погружался в темные морские пучины. Сверху, с боков давила страшная тяжесть.

В последнем проблеске жизни услыхал быстрое бормотание девушки. Нечто странное случилось с телом. Я просто знал, что грудь на самом деле —

поросшее мхом бревно, руки — сухие сучья, плоть — листья и перегной. Чувства поблекли, мысли растворились в холодном спокойствии. И вновь

звуки: быстрые шаги, крик девушки и тупой удар. Чужая английская речь, холодный злой голос:

— Пойдемте. Паренек сумел сбежать.

— Будем преследовать? — спросил кто-то с подобострастием.

— Нет. И так слишком отдалились.

— А ведьмино отродье?

— Забираем. Властители найдут применение хорошему тельцу. Может и вам достанется… хе-хе… в качестве награды.

— Было бы неплохо. Люблю русских девочек. Такие чистые и восхитительно эмоциональные. Хотя и шлюшки получаются отличнейшие. Скорей бы

завоевать Россию! Мужчин на черную работу, а женщин — в публичные дома. И чтоб бесплатно.

— У Властителей свои планы. Но думаю, еще доживешь до того времени. Уходим.

Шаги и голоса быстро отдалились, пропали.

— Нет, — шепнул я. — Нет…

И осознал, голос мой — лишь шорох сухих листьев. Как проблеск огня ощутил удивление. И тут же окончательно провалился под лед забытья…

Тишина. Умиротворение. Равнодушие. Бездонные просторы подсознательного.


* * *

Клочья желтого тумана разошлись, сотворили небольшое окно. Мрак, космос и пустота, светлая дорожка Млечного Пути. Алексей Григорьевич

Данилов забыл, когда в последний раз видел настолько яркие звезды. Холодные, но живые. И такие вечные…

Где-то рядом слышались шаги, голоса, громкие крики. Трещало и гудело пламя. Отбрасывало блики на деревья, высвечивало подворье разрушенной

избы. В багровых сумерках скользили черные тени — черти в аду, холодные призраки. Воняло горелой плотью, пороховым дымом и кровью. Данилов

чувствовал рядом с собой холодные тела подчиненных. Земля раскисла от крови, превратилась в вязкую кашицу. Поражение.

Майор испытывал лишь легкое сожаление, спокойствие. И даже боль не смущала командира «храмовцев». Ноги отнялись, в животе засели

раскаленные угли. Тело постепенно немело, мертвенный холод охватывал мышцы. Но Данилов знал — звезды излечат. Осталось подождать совсем

немного.

Голоса проникли в сознание старого вояки. Заставили отвлечься. Шумы изменились — треск электричества, смутная возня. Волшебники деловито

затаскивали в широкое окно портала бесчувственных молодых магов и оставшихся в живых солдат. Невдалеке раздались легкие, но твердые шаги.

Послышалось английское наречие, до боли знакомый скрипучий голос:

— Операция прошла успешно, командор?

— Да, Властитель Гвион.
Быстрый переход