Изменить размер шрифта - +

Возвращались мы другой дорогой, мимо пристани. На подходе к озеру я услышала характерный шум, а вскоре, выйдя на открытое место, увидела, что от пристани стремительно удаляется катер, но вовсе не тот, на котором мы прибыли сюда (наш плавно покачивался на волнах чуть левее пристани). Я пригляделась: на катере находились люди в милицейской форме.

– Менты зачем‑то приезжали, – насторожилась Женька, глядя им вслед.

– Если здесь живут люди, значит, и милиция должна быть, – рассудила я.

– А может, твою машину нашли? – ахнула Женька.

– Чего ж они нас не дождались? – возмутилась я, и на очень приличной скорости мы припустили к дому.

Льва Николаевича мы обнаружили в саду. Он сидел в плетеном кресле и играл с собакой – бросал резиновый мячик, а Ник искал его в траве и приносил хозяину.

– Как прошла прогулка? – весело приветствовал он нас.

– Прекрасно, – запела Женька. – Деревушка на берегу выглядит так живописно.

– Возможно, – чуть нахмурившись, ответил Лев Николаевич. – Но жить на таком островке занятие не из веселых. Ни школы, ни клуба, из всех развлечений только телевизор. Жителям давно предлагали переселиться на материк, но они упорно держатся за этот клочок земли. Просто удивительно… – Лев Николаевич пожал плечами, а я вдруг подумала, что присутствие на острове жителей его почему‑то раздражает. Как видно, он всерьез хотел быть здесь единственным хозяином. Точно в подтверждение моих мыслей, Лев Николаевич поморщился и продолжил:

– Рядом с деревней строит дом какой‑то типчик из Москвы. – «Типчик» вышло у него уж как‑то очень брезгливо. – Все рвутся на лоно природы.

Я не знала, что ответить на это, и согласно кивнула, а Женька спросила:

– Нас посетили милицейские чины? Мы видели катер, когда возвращались.

– Ах да, – расцвел в улыбке хозяин, – местное начальство заглядывало.

– По поводу моей машины? – брякнула я.

– Разумеется. Я настойчиво просил их содействия. – Тут мне в голову пришла мысль: что за прок от местного начальства, раз машину угнали в Питере, но с умными вопросами повременила, а Лев Николаевич добавил: – Я уверен, вашу машину найдут. У меня есть кой‑какие связи, и я их задействовал. Как только будут новости, нам сообщат.

– Спасибо, – поблагодарила я, лелея в душе надежду, что так оно и будет.

– Что ж, пора обедать, – поднимаясь с кресла, улыбнулся Лев Николаевич и повел нас в дом, а я не удержалась и полезла с вопросами:

– Наташа с Олимпиадой Назаровной живут здесь постоянно?

Хозяин вроде бы удивился моему вопросу, во всяком случае, во взгляде мелькнуло нечто похожее на недоумение, но отвечал он охотно и обстоятельно:

– Постоянно здесь живет лишь Олимпиада Назаровна. Кстати, это моя няня, она заменяла нам с братом мать, мама рано оставила нас. Наташа живет в деревушке, которую вы видели, и в доме не ночует. Люба, это еще одна помощница Олимпиады Назаровны, тоже приходящая, у нее семья, может, вы обратили внимание на высокий дом возле самого озера, это как раз ее дом. Есть еще садовник, он работает с девяти до пяти, но сейчас он в отпуске. Вот и все мои домочадцы. К счастью, у меня почти всегда гостят друзья. Я буду очень рад, если и вы задержитесь подольше.

– Спасибо, – улыбнулась я.

Мы вошли в дом, после чего ненадолго расстались, разойдясь по своим комнатам, чтобы привести себя в порядок. Умывшись и расчесавшись, я постучала в комнату Женьки, но ответа не получила, заглянула и убедилась, что комната пуста.

Я с недоумением покачала головой и стала спускаться по лестнице.

Быстрый переход
Мы в Instagram