Изменить размер шрифта - +

 Кошки-мышки. Мы видим, видим, как маяки защиты ищут нас, читают наши пути и коды. Другие не увидели бы, продолжая наивно полагать, что никто их не засёк. А мы видим. Так, пароль взломан. Дальше. По сети кидаем Грайму, он хватает, вплетает в длинную цепь своего кода. Дальше. Каждый делает свою работу. Мы всё успеем. Сорок секунд – почти бесконечность!
 – Сильф, двадцать секунд, я прошёл второй уровень, – произнёс Грайм, перемещая изжёванную сигарету из одного уголка рта в другой.
 – Есть! – радостно осклабился его напарник, проломив последний блок.
 Теперь быстрее заблокировать, пока система не сменила пароль. Так. Хе-хе. Компьютеры не могут быть умнее кибер-фрика, получеловека-полукомьютера…
 – Андроиды Аммата! – закричал Гаст, вылетая откуда-то из темноты и тяжело дыша. Он едва не выронил из рук портативный радар, – Класс В, не ниже… Сворачиваемся, бежим!
 – Спокойно, осталось совсем чуть-чуть… – произнёс Грайм, не отвлекаясь и набирая коды с такой скоростью, что Сильф даже начинал ему завидовать, – А то опять придётся начинать всё сначала. И не
 думаю, что господин Аммат оставит нашу попытку нападения без внимания. Он лично построит новую защиту. И её не смогут взломать даже кибер-фрики.
 Сильф сморщил переносицу и фыркнул. Интересно, существует ли такая защита, которую не могут взломать кибер-фрики?
 – А чёрт! – закричал один из «часовых», открыв огонь. В подземелье загрохотало, полумрак вспыхивал в глазах ярко-белыми всполохами бластерного огня. Тяжело, глухо и ритмично стали отвечать выстрелы из темноты. Андроиды шли быстро, но пока не бежали. Они нашли свою добычу и двигались к ней неумолимо, как сама смерть. Все одинаковые, одинакового двухметрового роста, одинаковой атлетической комплекции, покрытые одинаковыми тёмно-бордовыми щитками, формой своей напоминавшие рельефные мускулы. На груди каждого отчётливо виднелась кроваво-красная буква А.
 Хакеры пригибались, вздрагивая, но не останавливались. Теперь надо скопировать коды обеих систем, одновременно продублировать на двух разных панелях, запрашивающих пароль. И всё. И тогда корпорация не досчитается кругленькой суммы, которая, тотчас оказавшись разбитой на куски, направится в мелкие банки по всему континенту, а после, по фиктивным документам, перейдёт на счета повстанцев. Как мило со стороны господина Аммата профинансировать борьбу с ним же самим…
 – Чёрт… Ребята, ну бросайте же! Ведь сдохнем! – проскулил Гаст, вжимаясь в нишу и осторожно поглядывая, как оба часовых ведут ожесточённую перестрелку с андроидами. Класс В. Стрельба если и может их остановить, то только на время. Андроиды шли тупо и непреклонно. Один, с отстреленной половиной головы, резко мотнулся в сторону, налетев на своего сородича, и они повалились на пол с жестяным грохотом.
 – Готово! – крикнул Грайм, – Сильф, три-че…
 Выстрел был неслышным. Какое-то едва различимое «тиу». Грайм мотнулся и, ударившись об стену, сполз по ней, недоумённо глядя перед собой остекленевшими глазами. Сигарета вывалилась из его приоткрытого рта. В центре лба виднелось небольшое пулевое отверстие.
 Чертыхнувшись, Сильф буквально распластался по полу и резко протянул руку, нажимая «ввод» одновременно на клавиатурах обоих ноутов.
 Проверка пароля. Спасибо. Перевод начат.
 Мелькнуло что-то гибкое, беззвучное. Один из часовых вскрикнул и кувырнулся назад, брызнув мозгами на стену и пол.
 – Да что же это такое? – провыл Гаст, выскакивая из ниши и выхватывая из кобуры бластер.
 Яростно заорав, он принялся поливать темноту огнём сплошных выстрелов. Бронебойные разрывные пули с горючей начинкой взвизгивали, царапая железобетонные стены, рикошетя и разбивая лампы.
Быстрый переход
Мы в Instagram