Изменить размер шрифта - +
На черепе страшно смотрелась кровавая рана. А все его странно бело-голубое лицо было засыпано грязью и пеплом перемешанным с кровью. Глаза его были закрыты.
Рядом с ним, присев на корточки и прижавшись спиной к покореженной стене, тихо о чем-то думал наставник. Так и не уберегший своего ученика, наставник. Он ни малейшего внимания не обратил на подошедшего в сопровождении специалистов Путника. Он только швырнул камешек, не целясь в их сторону и, кажется, даже не желая попасть. Камешек ударился в довольно крупный бетонный обломок и, отскочив, зарылся в груду мусора. Путник удивленно вскинул брови и спросил:
- Мертв?
Наставник покивал, и Путник не стал уж слишком открыто выдавать свою радость.
- А ваш? - спросил тускло первый офицер.
- Все отлично. Сейчас думает наверняка о счастье для всего мира. - Насмешливо сказал путник и, указав на далекую высотку, добавил: - Воооон там стоит. Над всем этим… вдали от суеты. Могу спорить, что в голове у него сейчас одна только благородная чушь и ничего больше.
Наставник спокойно покивал, думая приблизительно так же. Видя, что его оппонент слишком уж вял и не собирается ничего предпринимать, Путник отпустил своих специалистов, собираясь просто поговорить с тем, кто был ему интересен.
- Он согласие на воскрешение давал? - спросил Путник, и первый офицер молча кивнул. - Так чего ж ты страдаешь, тащи тушку к эвакуатору!
Наставник посмотрел на сине-белое лицо Владимира и сказал честно:
- Запрет сверху. Владимир должен умереть. Владимир маст дай… Вот ведь. Глупо-то как звучит.
- А сам, значит, спасти его хотел бы?
Наставник провел рукой над изуродованным черепом Владимира и признался.
- Да. Просто, чтобы жил. Пацан нихрена толком не видел. Вечно одурманенный… То сначала своим этим как его… потом мы за него взялись. В голове столько чуши… Столько глупостей наделал. Непростительных глупостей. А ведь мог получить все. Он мог получить все. Надо было лишь следовать правилам… тем, которые до него сотни раз опробованы, проверены… выстраданы.
Путник понимающе кивнул. Присаживаясь над трупом, он сказал:
- Это их черта такая… у всех. Не любят они правила. Одному втолковываешь, что в этом мире все продается, а он в бутылку лезет. Другому объясняешь, что враги не мы для него, а вы, так он готов и нас и вас с лица земли стереть. Третий же уже вроде добился чего хотел… Но нет ведь… тоже довыпендривался. Не хотят они понимать, что у этого мира железобетонные законы. И им надо подчиняться. Лавировать между ними, искать щели, но не пытаться разломать ядерную решетку правил. Можно конечно… но чревато.
Впервые, наверное, на своей памяти первый офицер согласился с доводами противника. Он посмотрел в лицо Путника и вдруг попросил:
- Спаси его, а? Ты же можешь.
Путник чуть не рассмеялся. Ухмыляясь, он сказал:
- Даже с учетом, что разрешение на воскрешение есть… ну и что я с ним, потом делать буду?
- Отправь его транспортным каналом куда-нибудь. - Жестко сказал первый офицер. - Просто что бы жил. Отправь по вектору, где вы точно знаете жизнь есть и условия подходящие. Не к себе. Не нужен он вам, ты прав. Но куда-нибудь… Сотри ему память в конце концов. Просто пусть живет.
Путник в сомнении посмотрел на тело изуродованного перед собой.
- Клетки мозга пожалуй восстановим. Даже память стирать не придется, все равно нихрена в них не будет. Только обрывки - Он серьезно обдумывал ситуацию и просьбу. Простую человеческую просьбу. Или не простую?
Путник вызвал в рацию своих специалистов и велел им освободить тело. Запечатлев погибшего Владимира на обычный цифровой фотоаппарат, он велел быстро везти тело к точке разрешенной эвакуации. Он даже предвкушал, в каком будут шоке его хозяева. Он улыбался, представляя их смятение, когда он представит просьбу и разрешение на воскрешение.
Быстрый переход
Мы в Instagram