Loading...
Изменить размер шрифта - +
Вы, ребята, сны видите? Я — каждую ночь, один за другим, и все безумные, черт их дери!

«Безумные… Вот в чем дело!» — подумал Грей. Полсон повредился умом — шарики и ролики больше не крутятся так, как нужно. Пересидел парень в горах, на снег и хмурое небо пересмотрел. В Бивилле Грей таких уже встречал: поступают в тюрьму нормальными, а через пару месяцев двух слов связать не могут.

— Хочешь знать, что мне снится? Ну же, угадай!

— Не хочу.

— Угадай, мать твою!

Грей вперил глаза в стол. Он без труда представлял, как Ричардс сидит за монитором и внимательно слушает. «Ради всего святого, хватит вопросов!» — беззвучно взмолился он.

— Я… не знаю.

— Не знаешь?

Упорно не глядя на Полсона, Грей покачал головой.

— Нет.

— Ладно, скажу сам, — тихо проговорил солдат. — Мне снишься ты.

Целую минуту за столиком царило напряженное молчание. «Полсон свихнулся, — подумал Грей. — Обезумел, с катушек съехал».

— Извините, — проблеял Грей, — но там правда нет ничего особенного. — Грей встал, ожидая, что Полсон опять схватит его за запястье.

— Ну и ладно! — махнул рукой солдат. — Катись отсюда, ты мне надоел! — Он взглянул на Грея, застывшего с подносом в руках. — Впрочем, один секрет открою, хочешь?

Грей покачал головой.

— Слышал, что двое уборщиков сбежали?

— Кто сбежал?

— Ну, ты их наверняка знаешь, — нахмурился Полсон. — Два жирдяя, Безмозглый говнотряс с дружком.

— Джек и Сэм?

— Вполне возможно. — Глаза Полсона беспокойно забегали. — Имен я не слышал, за кадром, как говорится, остались.

Грей ждал продолжения.

— А что с ними?

— Умерли. — Полсон поднялся и, не глядя на Грея, добавил: — Мы тут все мертвецы.

 

Картеру было страшно.

Его отвезли куда-то вниз — в лифте он заметил четыре кнопки с убывающими номерами, совсем как в подземном гараже, — и бросили в темноте. Энтони лежал на каталке и боли не ощущал, только голова кружилась. После укола захотелось спать, но он не заснул, и пусть не совсем отчетливо, но чувствовал, как у основания шеи, сзади, делают надрез и что-то вживляют. Запястья и щиколотки неподвижно закрепили, якобы для его же удобства. Потом были каталка, лифт и чьи-то пальцы, нажимающие кнопку «У4». Тот парень с пистолетом, Ричардс, не сдержал обещания и так и не вернулся.

Теперь Энтони проснулся и, хотя полной уверенности не было, чувствовал, что находится под землей, будто на дне колодца. На запястьях, лодыжках и, вероятно, на поясе до сих пор были путы, а вокруг — холодно и темно; лишь где-то вдали мерцал свет и слышался гул вентилятора. О чем говорил с докторами и медбратьями, Картер не помнил. Сперва процедура смахивала на стандартный медосмотр: его взвесили, измерили давление, попросили пописать в стаканчик, ударили по коленям молоточком, посветили фонариком в нос и в рот. Потом в ладонь воткнули иглу с пластиковой трубкой, которая тянулась к бутылочке на штативе. От боли Энтони даже вскрикнул: «Черт!» Еще в памяти остались странный ярко-красный огонек на конце ручки, лица в масках и чьи-то слова: «Мистер Картер, это лазер. Будет немного неприятно». Сейчас, сидя в темноте, Энтони вспоминал, о чем думал, прежде чем окончательно отшибло мозги. «Вдруг это и есть смертельная инъекция? Интересно, кого я увижу: миссис Вуд, Господа или сатану?»

Однако Энтони не умер, а лишь заснул и проспал неизвестно сколько часов.

Быстрый переход