Изменить размер шрифта - +
Как теперь модно говорить, дам информацию к размышлению.

Любопытно, чего я, по вашему мнению, не знаю сам.

— Прежде всего скажу, что встретиться с вами посоветовал генерал Дронов.

— Так, дальше.

— Вас испугало мое желание побеседовать с вами?

— Я не боюсь разговоров.

— Генерал, речь идет не о том: «боюсь», «не боюсь». Зачастую в жизни случаются обстоятельства, когда открываешь какую-то дверь, заведомо зная, что через нее назад выхода нет…

— Вы словно меня пугаете.

— Помилуй Бог! — лисьелицый поднял обе ладони на уровень груди, будто прикрывался щитом. — Мы знаем вашу смелость, генерал. Между прочим, именно это качество и заставило нас обратиться к вам.

— Я еще человек прямой, — сказал генерал, не отвергая комплимента своей смелости. — К чему ходить вокруг да около. Давайте, как говорят, кидайте кости на стол.

— Прежде чем я их кину, вы должны дать слово офицера, что разговор при любом исходе останется между нами.

— Можно ли верить слову, даже если оно офицерское? — в голосе генерала прозвучала насмешка. — В наш-то продажный век?

— Вашему — можно.

— Спасибо, я его даю.

— Генерал, — лисьелицый произнес фразу холодно, с ноткой угрозы. — Вы сделали выбор сами.

— Говорите.

— В стране пора наводить порядок. Для этого нужен диктатор. Умный, влиятельный и сильный человек. Лучше всего генерал. Мы решили обратиться к вам.

— Кто «мы»? Я хочу знать точно. Если «мы» — это труженики артели «Красный инвалид» — одно. Если…

— Я понял. Мы — это группа трезвомыслящих и влиятельных политиков, промышленников и банкиров.

— Группа — это уже несколько человек. Сколько из них посвящено в наш разговор?

— Знают трое — знает свинья. Вы это имеете в виду?

— Точно.

— Тогда двое — вы и я.

— Охрана?

— О том, кто вы, в известность она не поставлена. Я провожу десятки закрытых встреч, и утечек информации о них еще не было.

— Хорошо. Объясните, что позволяет думать, о необходимости переворота?

— Вы это знаете сами.

— Может быть, но хочу услышать ваше мнение.

— Все просто, генерал. Президент страны не оправдывает надежд. Он непредсказуем, импульсивен, делает одну глупость за другой. Авторитет России упал. Армия развалена. Экономика умирает. Такого правителя пора срочно менять.

— До выборов очень недолго. Я уверен, на второй срок президента не выберут.

— Выборов скорее всего не будет. Окружение президента готовит собственный переворот. Делается все, чтобы спровоцировать общество ца волнения, ввести чрезвычайное положение, разогнать выборную власть и установить диктатуру. Мы обязаны это предотвратить.

— Диктатура против диктатуры, не круто ли?

— Нет. Это единственный способ спасти страну от окончательного экономического и политического развала.

— Еще вопрос. Совершенно очевидно, что для осуществления планов, о которых вы говорите, одного генерала и группы влиятельных лиц крайне мало. Чем вы располагаете еще?

— Зачем сразу о деталях?

— Простите, депутат. Я привык знать расстановку сил и лишь потом принимать решение. Давайте играть в открытую. Темнить принято с противником. Нет правды — нет доверия.

— Вы правы, генерал. Спрашивайте.

Быстрый переход