Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Не позвони Махоуни и не пригласи меня в свой кабинет, где я смог наконец на тебя взглянуть, я уж и не знаю, что случилось бы тогда. Ну, да все хорошо, что хорошо кончается. Увидев тебя в кабинете, я понял что происходит, и что Махоуни хочет проверить, опознаю я тебя или нет, поэтому я, естественно, сказал то, что сказал, дабы Махоуни ничего не заподозрил. Я решил, что мы последим за тобой, узнаем, куда тебя повезут, и посмотрим, что произойдет потом.

– Уф! – облегченно вздохнул я. – Значит, в Ориент‑Пойнт вы все время были поблизости, и мне, по сути, ничего не угрожало?

– Э... нет... Дело в том, что они увезли тебя из управления быстрее, чем мы рассчитывали. Так что, едва успев найти, мы снова тебя потеряли.

– Тогда каким образом вы оказались в доме мистера Гросса? – спросил я.

– Мы проследили за Махоуни.

– А... – Я выглянул в окно. Мы были в Куинси. – Можете высадить меня у станции подземки, – попросил я. – У любой. Уж подземку‑то вы, надеюсь, способны отыскать?

Тони окинул меня тяжелым взглядом.

– Это что, шутка? – спросил он. – Мы же спасли тебе жизнь.

– Ах да, я и запамятовал, – ответил я.

 

* * *

 

Был час «пик». Когда поезд добрался до Западной четвертой улицы, мне пришлось продираться сквозь толпу угрюмых представителей человечества, чтобы покинуть вагон и выйти на платформу. Вероятно, это было самое опасное приключение последней недели.

Но мне удалось выбраться на платформу; двери за моей спиной со скрипом закрылись, и поезд увлек свое копошащееся содержимое на юг сквозь черный тоннель. Я поднялся по лестнице, потом поднялся по лестнице, потом поднялся по лестнице, и в конце концов очутился на улице. Тут я свернул на запад и зашагал по Виллиджу в первых прозрачных сумерках.

Я не знал ее домашнего адреса, как и адреса ее родителей в Бронксе.

Единственный дом, в котором я видел ее, находился здесь, поэтому я пришел сюда.

Шагая по Перри‑стрит, я увидел свет в нужных мне окнах, но не знал, что это значит. То ли там Хло, то ли без вести пропавший Арти наконец вернулся домой. И хотя мне не терпелось узнать, чем занимался последние двое суток Арти, в то же время я отчаянно желал, чтобы там, наверху, оказалась Хло.

Мои мысли занимали нынче утром не только убийства. Я раздумывал и о Хло тоже. И кое‑что надумал. И теперь горел желанием начать действовать на основе этих умозаключений.

Взять, к примеру, ее вчерашний биографический очерк. Рассказ про мужа, маленькую дочку, и все такое прочее. Разве стала бы она делиться этим со мной, если в считала, что мы просто случайно оказались рядом, как два корабля в ночи? Нет, это значило, что она интересуется мной и хочет выяснить, куда ее может завести этот интерес.

Или возьмем ее слова про плотскую страсть. Я‑де желал Хло, поскольку почти всю ночь дергался и ворочался в кровати. Тогда я не придал значения этим словам и лишь спустя несколько часов, когда мой ум был в таком состоянии, что просчитывал и обдумывал буквально все, что приходило в голову, я осознал истинный смысл заявления Хло. Если Хло слышала, как я дергался и ворочался в кровати чуть ли не до рассвета, значит, она сама не спала чуть ли не до рассвета. А о чем это говорит?

Вот именно.

Посему я торопливо пересек Перри‑стрит и зашагал к этим окнам: второй этаж, вид на улицу. С надеждой застать наверху Хло, а не Арти, я взлетел по ступеням крыльца, открыл парадную дверь, вновь оказавшуюся незапертой, и затопал по лестнице на второй этаж. Я постучал в дверь. Подождал. Постучал снова. Наконец дверь открылась.

Хло.

Она переоделась. На Хло была тесная черная юбочка, лоснящаяся на бедрах, а под ней угадывалась целая кипа нижнего белья, благодаря которому юбка обтягивала Хло еще плотнее.

Быстрый переход
Мы в Instagram