Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Хороша, правда?

Райан горделиво и властно, словно возлюбленную, держал статуэтку в руках.

– Я в нее влюбился с первого взгляда. Это женщина, которая повергает мужчин к своим ногам, и отлично знает это. Не всегда добра, но всегда восхитительна. Неудивительно, что в свое время из-за нее шли на убийство.

Он взглянул на Миранду, на ее распущенные волосы, осененные лунным нимбом.

– Когда я нашел ее в ящике, спрятанную в гараже, когда я взял ее на руки впервые, я услышал звук арфы. Честное слово. Вы верите в подобные чудеса, доктор Джонс?

Миранда и сама слышала этот звук, во всяком случае, в снах.

– Зачем ты ее сюда привез?

– Подумал, что ты захочешь ею полюбоваться. Ну и потом чтобы ты убедилась в том, что я действительно ее нашел.

– Я знала это.

Миранда не могла удержаться. Она подошла и провела пальцем по его улыбающемуся лицу.

– Я знаю это уже две недели. Как только ты исчез, я поняла, в чем дело.

Какое у него подлое, прекрасное лицо, подумала она.

– Но я не думала, что ты вернешься.

– По правде говоря, я тоже так не думал. – Он поставил статуэтку на стол. – В конце концов каждый из нас получил то, чего добивался. Ты вернула себе репутацию, стала настоящей знаменитостью. Хотела отомстить? Ты отомстила. Больше, чем отомстила. Насколько мне известно, и книжные издательства, и Голливуд наперебой предлагают тебе продать эту историю.

Миранда смущенно потупилась:

– Ты не ответил мне на вопрос.

– Сейчас дойдем и до этого. Я свое слово тоже сдержал. Вернуть тебе «Давида» я не обещал. Что же касается «Смуглой Дамы», то речь шла лишь о том, что я помогу тебе ее найти. Я ее нашел, и теперь она моя по праву. Предлагаю вступить в новый тур переговоров. Скажи мне, эта статуэтка тебе очень нужна?

Миранда чуть не ахнула:

– Ты собираешься мне ее продать? Продать мне то, что было у нас же украдено?

– Нет, не продать, а поменять.

– Поменять? На что?

Она вспомнила, что он мечтал о Челлини, а также о Донателло.

– Не на что, а на кого. Она захлопала глазами:

– В каком смысле?

– Меняю одну даму на другую. По-моему, это честно.

Она прошлась по террасе и пришла к окончательному заключению, что он негодяй, каких мало.

– Итак, ты хочешь, чтобы в обмен на Микеланджело я занялась с тобой сексом.

– Не будь дурой. Ты, конечно, в постели хороша, но все-таки не настолько. Нет уж, Миранда, мне нужна вся партия оптом. Статуэтка принадлежит мне. В принципе я даже мог бы официально предъявить на нее претензии – как нашедший утраченный шедевр. Конечно, не факт, что этот номер у меня получился бы, но есть смысл попытаться. Однако вот какая штука: за последние дни я, к глубокому своему сожалению, обнаружил, что ты мне нужна еще больше, чем она.

– Я тебя не понимаю.

– Отлично понимаешь, ты ведь такая умница! Решай сама – можешь получить статуэтку, и поступай с ней как хочешь. Поставь в шкаф или отправь во Флоренцию. Хоть выброси ее, мне все равно. Но сначала мы заключим сделку. Во-первых, я хотел бы жить в этом доме.

Ей стало трудно дышать.

– Ты хочешь здесь жить? Он прищурился:

– Представь себе. И хватит изображать из себя идиотку. Это у тебя очень плохо получается. Я хочу жить в этом доме, хочу, чтобы здесь росли мои дети. Что это ты так побледнела? Честно говоря, мне ужасно нравится, что ты умеешь так замечательно бледнеть и краснеть. Должен тебе сказать, Миранда, что я ужасно, безрассудно тебя люблю.

Она хотела что-то сказать, но не смогла, потому что сердце так и выпрыгивало из груди.

Быстрый переход