Изменить размер шрифта - +
В отличие от них, он помнил свою мать. Он забывал, как прибегал домой в жару, торопясь проникнуть в дверь за которой его ждала прохлада и теплые мамины руки. Он помнил прохладу ее щеки, когда целовал ее. Нет, его дом не была планета. Дом был намного меньшее, куда более скромное и намного драгоценнее, чем что-либо. Жизнь в этом доме не была легкой. Иногда была нехватка еды, а временами они замерзали от холода ночью, когда не было топлива. В Храме никогда не случалось перебоев с топливом или едой. Там всегда было уютно и тепло для самых различных существ, которые жили там. Там была куда безопаснее, чем в кварталах рабов на Татуине. Но, несмотря на это, там, в Храме, он не был дома. Дом будет всегда там, где его мама. Независимо от того, сколько мне будет лет, я вернусь туда, я увижу ее, – думал Анакин.

– Здесь есть горы Рост, – сказал Врен, – вы высадитесь здесь, и я попрощаюсь с вами, – он усмехнулся, хлопая по плечу Анакина, – а затем вы попытаетесь отыскать меня. Врен был рослым Джедаем с серой бородой, который преподавал в Храме, но не отправлялся на миссии. Анакин изучал у него политику планетарных правительств, и юноша знал, что мастер Джедай имеет представление обо всех политических течениях в галактике. В то же время, Врен принимал участие в физической подготовки Джедаев. Анакин и Оби-Ван должны были найти Врена, пробравшись по пересеченной местности. Это упражнение было предназначено для того, чтобы усилить доверие между учителем и его падаваном. На Рагуне-6 они могли рассчитывать только на себя, чтобы найти Врена. Анакин посмотрел на Джедая, уважительно поклонился ему.

– Для меня будет большой честью и удовольствием найти вас сегодня вечером, Врен.

– Ах, ты так говоришь! – засмеялся Врен, – ты также дерзок, как и твой наставник. Думаю, что я загадаю вам загадку куда сложнее, чем ты думаешь. Я люблю преподавать уроки самонадеянным падаванам. Анакин попытался скрыть свою улыбку. В учебных классах Врена уважали, но за спиной дразнили, как и любого другого учителя. Анакин хотел найти его прежде, чем бы завершился этот день. Это показало бы их прекрасную подготовку. Но Анакина удивляло другое. Почему Оби-Ван решил взять его на это упражнение? Он уже не раз доверял учителю свою жизнь, как и тот, ему тоже. Они не раз выполняли вместе трудные миссии. Он знал его с детства. Каждая миссия лишь сближала их. Почему же тогда он решил пройти это сложное упражнение, эту непростую игру? Они приземлились и вышли на луг с высокой зеленой травой и красивыми цветами. Луг был высоко в горах, на вершинах которых лежал снег. Небо было ярким и синим. Анакин вдыхал пленяющий аромат цветов. Он никогда не видел такой красивый мир со стольким буйством красок. Врен вышел на трап, провожая Оби-Вана и Анакина, и обратился к ним.

– Помните, что вы должны оставить свои комлинки на борту корабля. Никаких сигнальных, поисковых устройств, никакие дроиды не могут быть использованы. Вы должны положиться только друг на друга и на Силу. Анакин и Оби-Ван кивнули. Они оба знали эти вещи, но напоминание было частью ритуала, а потому Врен должен был повторить это. Они передали свои комлинки Врену и тот убрал их в контейнер на корабле.

– Если вы не сможете найти меня, то встретимся здесь, через десять дней, – он остановился, чтобы закинуть на плечо комплект выживания, а потом попрощался с ними, – да пребудет с вами Сила. Его серые глаза блестели.

– Она вам понадобится. Затем Врен сошел с трапа и направился прочь, исчезая вдали.

– Врен будет ждать, когда мы отыщем его, – сказал Оби-Ван.

– Он действительно может куда больше, – ответил Анакин. Оби-Ван повернулся к Анакину.

– Ты считаешь, что Врен относится к этому слишком серьезно?

– Нет, – сказал нерешительно Анакин, – но я не понимаю, почему рыцарь Джедай тратит время на такие игры, вместо того, чтобы отправляться на миссии.

Быстрый переход
Мы в Instagram