Loading...
Изменить размер шрифта - +
..
Последнее слово далось ему с трудом, он точно проталкивал непослушные слова наружу, дико кривя рот и вращая глазами. Со стороны умершего от меча парня донесся омерзительный сип, и в комнате стремительно похолодало.
— Слава Вестнику Спя...— вновь забился в судорогах ста¬рик, и в тот же миг в центре комнаты возникла белая тень гигантского черепа неизвестного монстра Бездны.
Секунду призрак смотрел на старика, после чего дрогнул и исчез. Куда-то подевался холод, исчезли блики со стен, а убийца, слуга неведомых господ, вдруг начал невозможно быстро, прямо на глазах, иссыхать, превращаясь в мумию. Один взгляд на тело парня — и видна та же картина стремительного старения. Вестник Хозяев забрал души обезумевших слуг и до дна испил их жизненные силы. Чудовищный ритуал, ко¬торому «учились» высохшие нелюди, на этот раз принес ре¬зультаты...
...Старший расследователь, обычно гордящийся собст¬венной выдержкой и хладнокровием, лишь через минуту ото¬шел от пережитого шока. Он валялся на залитом кровью полу, будто безвольный трус, пытаясь защититься руками от гостя из Бездны. Даже краткое появление призрака монстра оказа¬лось тяжелым испытанием для нормального человека. И только чувство долга и воля заставили его подняться сначала на ко¬лени, а потом и встать в полный рост. Судорожно всхлипнув, Дубой дрожащими руками достал из-за пазухи короткий ста¬льной пенал, обтянутый замшей. Слабое усилие — и с метал¬лическим щелчком из футляра выскочил тонкий перламутро¬вый стержень Искателя. Прежде в Местах проведения подобных богомерзких обрядов артефакт молчал, но теперь он изливался мертвенным светом Ярдиги.
— О тысяча хфурговых демонов!!! — простонал Яриг, и ар¬тефакт выпал из одеревеневших пальцев. Старший рассле¬дователь наклонился, пытаясь поднять уже начавший стреми¬тельно гаснуть инструмент поиска Запретной (и не очень) магии, но в глазах потемнело, навалилась слабость, и человека пару раз мотнуло из стороны в сторону.
Но все-таки Дубой выдержал и медленно разогнулся, лишь только нащупав и судорожно сжав Искатель в кулаке. По груди ударило нечто круглое, выскочившее из-под камзола, и Яриг свободной рукой нашарил странно холодный медальон. «Защитный амулет!» — всплыли слова в давшей внезапный сбой памяти. И, точно дожидаясь именно этого момента уз¬навания, магическая побрякушка, защищавшая носителя от гнева враждебных Стихий и темного колдовства, рассыпалась в горсть грязной пыли. А ведь глава городской Гильдии магов как-то хвалился, что эта штука понадежней амулета Мирта будет!
Не задумываясь, служитель Закона ссыпал жалкие остатки амулета в карман и медленно обвел взглядом подвал. Кровь и исковерканные трупы уже не так бросались в глаза, зато Дубоя заставили содрогнуться неподвижные тела стражников и Серто Туармина. Шаркая, точно древний старик, и не скупясь на пинки, старший расследователь по очереди обошел всех лежащих подчиненных, но те даже не шевельнулись точно мертвые. Следовало бы, конечно, наклониться и проверить наверняка... вот только Яриг рисковал тогда упасть рядом с ними. Уже считая себя единственным уцелевшим, Дубой во¬нзил носок сапога под ребра Серто, но тот вдруг застонал.
— Вставай, хаффов сын! Вставай, тебе говорят! Ну?!! — с яростью зашипел старший расследователь и даже смог каким-то неведомым чудом, на одной только злости, поставить подчиненного на ноги. Тот так и норовил упасть обратно, непонятно мычал и мотал головой, но Яриг его не только держал, но и заставлял шагать по лестнице наверх, под лучи животворящего Тасса, разгоняющего ненавистную Тьму.
    За ту вечность, которая ушла на путь к выходу, им так никто и не помог. Уже оказавшись на улице, попросту выва¬лившись через распахнутые двери и упав на грязную брусчатку мостовой, Яриг увидел подбегающих стражей.
— Господин Дубой, тут такая жуть навалилась.
Быстрый переход