Изменить размер шрифта - +

     Вскоре, однако, старик почувствовал себя лучше и поднялся на ноги. Он
доковылял до тележки и  принялся  копаться  в  своих  пожитках.  Затем  со
вздохом удовлетворения  извлек  оттуда  кожаный  футляр,  одна  из  сторон
которого представляла собой небольшой экран, закрытый стеклом.
     Он отнес викордер в тень и  обессиленно  опустился  на  землю.  Когда
головокружение прошло, старик взглянул на змею, боясь, что  раздразнил  ее
своими движениями. Но змея лежала все там же, и взгляд  ее  холодных  глаз
был все так же равнодушен.
     Он  принялся  возиться  с  викордером.  Клавиша   воспроизведения   в
последнее время стала западать, а микрореактор  был  еле  жив.  И  все  же
старик надеялся, что викордер его переживет. Его снова начал бить озноб, и
он почувствовал, как кусок кости в груди рвет старую, увядшую  плоть.  Да,
викордер, без сомнения, его переживет.
     Он принялся размышлять над тем, почему ему была суждена такая  долгая
жизнь "На все суд Божий", - думал он.
     В викордере была всего одна кассета. Ее крутили  много  раз,  слишком
много. Звук и изображение теперь никуда не годились. Впрочем, это не имело
никакого значения. Он знал наизусть каждый слог, каждый жест, игру света и
тени.
     - Ну вот, змеюка, - сказал старик с трудом. - Теперь я  покажу  тебе,
как это все было. Покажу, как начался  конец  и  как  закончилось  начало.
Покажу, как девять грамм титана положили конец надежде человечества.
     Он нажал на  клавишу.  Безрезультатно.  Он  нажимал  снова  и  снова.
Безответно. Он потряс футляр и опять нажал на клавишу. Футляр молчал.
     Змея разглядывала старика теперь с некоторым сомнением.
     Старик пнул футляр ногой и был вознагражден негромким гудением.
     - Ага! - воскликнул он с торжеством. Змея поглядывала на него  с  тем
же скепсисом.
     Однако через пару секунд экран ожил. Появилось изображение человека в
антигравитационном  пузыре,  висящем   над   морем   голов,   торжественно
провозгласившего:
     - Привет, друзья! Сегодня стадион Кеннеди полон! Здесь те, кто пришел
услышать  слово  пророка!  Томас  Малвани  обращается  к  тем,  кто  готов
приобщиться к истине!
     На экране появилось крупным планом лицо Томаса  Малвани,  негра  семи
футов ростом с горящими от  возбуждения  глазами,  с  его  внешностью  без
особого труда можно было заработать миллиард долларов, вздумай он  сняться
в коком-нибудь голливудском боевике.
     - Друзья! - произнес Томас Малвани, и голос его дрогнул от  волнения.
- Братья и сестры! Наши  прадеды  были  рабами,  наши  деды  -  гражданами
второго сорта. Мы помним об этом. Но мы - соль земли. Те, кого  так  долго
угнетали, теперь свободны. Нас лишали  политических  прав,  но  теперь  мы
сильны. Мы подняли головы! Мы гордимся собой! Мы -  надежда  человечества!
Отвечайте мне - кто мы такие?
     Камера показала бушующее море человеческих  лиц,  и  из  полумиллиона
глоток изверглось и прокатилось как гром:
     - Мы - будущее человечества!
     - Наш брат, белый человек, - продолжал Малвани, - дал нам право жить.
Быстрый переход
Мы в Instagram