Loading...
Изменить размер шрифта - +
Тогда кто? Может, незнакомец выслеживает именно его?
        Решено! Он уйдет немедленно. Герман забросил мешок на спину, взял в руки арбалет, топнул по полу, призывая крысокота - наряду со

словами зверь подчинялся и специальному набору команд, состоявшему из одних жестов, прикосновений и в гораздо меньшей степени слов.

Пригнувшись, Герман побежал к лестнице. Спустился на первый этаж. Затем в подвал. Незнакомец наблюдает за выходом, а через окно подвала,

выходящее на противоположную от Центрального вокзала сторону, можно выбраться незаметно. Герман швырнул из окна тяжелый мешок, подтянулся и

выбрался на мокрый асфальт. Крысокот прыгнул, мгновенно оказавшись рядом. Он всегда был рядом в нужную минуту. Верный спутник, бессловесный

и преданный, готовый вцепиться в глотку любому врагу, угрожавшему жизни хозяина. Герман тронул Гнева за ухом, и тот едва слышно пискнул,

радуясь случайной ласке хозяина.
        Герман усмехнулся. Пусть тот, кто наблюдает за ним, и дальше мозолит себе глаза. Только Германа там уже нет. Если парень

догадается, что его облапошили, и пойдет следом - всегда можно воспользоваться арбалетом.
        "Добычу не отдам, - подумал Герман, - лучше умру... А еще лучше - прикончу того, кто следит за мной, и посмотрю, что у него в

карманах. Может, найдется что-то ценное".
        Вдоль улицы Герман бежал медленно, пригнувшись, прижимаясь к стенам домов, нависающим над растрескавшимся от времени асфальтом, -

опасался, что кто-то или что-то может заметить его и напасть. Конечно, бежать вдоль зданий тоже опасно: их никто не ремонтировал со времен

Последней войны, иногда простое прикосновение приводило к мгновенному разрушению. На той неделе, например, рухнул один из небоскребов в

районе, принадлежащем дружественному клану Бастиона. Поговаривают, что под его обломками погибли десятки людей. Да и зияющие провалы окон

могут скрывать любую мерзость. Мутанты имеют обыкновение нападать неожиданно. А некоторые ходят настолько бесшумно, что их не услышал бы и

Старый Кра, об остроте слуха которого ходили легенды. Хорошо, если это окажутся безобидные ревуны - их можно не опасаться, а вдруг кто-то

другой - не в меру зубастый и прожорливый? В любом случае идти вдоль домов намного безопаснее, чем по центру улицы. Проще уж сразу заорать:

"Я здесь!", привлекая к себе всеобщее и в общем-то ненужное внимание.
        Несколько раз Герман останавливался - вслушивался в тишину, разлившуюся на сумеречной улице, и косился на крысокота, но зверь и в

ус не дул. Значит, опасности нет или же она такая, что крысокот попросту не может ее учуять. Дважды оборачивался - нет ли погони, но все

было тихо. Похоже, ему удалось перехитрить незнакомца.
        Герман поспешил дальше, дав зверю команду следовать за ним. Перебрался через завал, образовавшийся после того, как рухнуло здание

городской ратуши, спрыгнул на ржавые рельсы, по которым в далеком прошлом ползали локомотивы, прошел по ним метров триста и свернул на

узкую, уже знакомую ему по более ранним вылазкам улочку. Теперь до границы района Мусорщиков было рукой подать. Следовало сохранять

осторожность. Помоишные черти вполне могли оставить наблюдателя или того хуже - посадить кого-нибудь с арбалетом на верхние этажи ветхих

зданий. Герман знал, что обычная куртка, скроенная из кожи жабобыка, от арбалетного болта не спасет, а потому решил, что вести себя нужно

тише воды ниже травы.
Быстрый переход