Изменить размер шрифта - +
– Давай как-нибудь в другой раз. Нет у меня никакого желания об этом разговаривать. И так тошно. Скажи только честно: ты правда сам решил с утра по гостям пробежаться, или это он тебя ко мне послал?
– Сам, – обиженно отозвался Мафей. – На слово поверишь, или поклясться? Я с ним сегодня даже не виделся еще.
– Поверю, поверю. – Жак чуть смягчился и все-таки повернулся к нему. – Что, тебя действительно так беспокоит судьба человека, который надрал тебе уши?
– Почему нет? – принц удивленно взмахнул длинными пушистыми ресницами. – Уши ушами, но он еще спас мне жизнь, заставил задуматься о важных вещах, просветил в некоторых вопросах… и, кроме всего прочего, я выучил девять мистралийских слов, которых до сих пор никогда не слышал.
– Приятно иметь дело с таким оптимистом, – криво усмехнулся Жак. – А каких слов?
Мафей немедленно процитировал фрагмент из воспитательного монолога наглого воина, отчего собеседник страдальчески задрал брови и попросил:
– Ты хоть наставнику не хвастайся о своих новых познаниях, а то ему плохо станет. Мне и то как-то стремно слышать из твоих уст такую похабную матерщину. Неужели он тебя так обложил за эту несчастную кровь?
– Нет, – вздохнул Мафей. – Так он меня обложил за другое. Я смотрел в зеркале, как они с Ольгой занимаются сексом и он меня засек.
– И не надоело тебе? – укоризненно сказал Жак. – Ведь мэтр тебя уже ловил, объяснял… нет, ты дождался, что тебе уши надрали. И ведь что противно, тебе даже ни капельки не стыдно.
– Но что тут стыдного? Я не делаю ничего неподобающего, просто смотрю. В познавательных целях, а не для удовлетворения каких-либо потребностей. Я не понимаю, почему это стыдно и запрещено.
– Как тебе еще объяснять… – пожал плечами Жак. – То ли эльфы все такие бесстыжие, то ли ты дурачком прикидываешься. Попробуй представить себе, что ты с кем-то трахаешься, и в самый интересный момент вхожу я и начинаю на вас смотреть. Ну и что ты при этом почувствуешь?
– Не знаю. Мне сложно представить.
– Могу тебя просветить. У тебя все на фиг тут же упадет и тебе уже ничего не захочется. Разве что сказать мне пару тех слов, которые ты вчера выучил.
– Действительно? Так бывает?
Жак тяжко вздохнул и махнул рукой.
– Ты безнадежен. Хоть бы ты уже скорей начал, что ли, а то меня уже все эти теоретические беседы задолбали.
Мафей, которого тоже давно задолбали нравоучения на эту тему, соскочил с кресла и стал прощаться. Тем более что он действительно еще не видел сегодня кузена Шеллара и хотел его навестить, пока к нему не набежали всяческие посетители и с ним еще можно спокойно пообщаться.
Вопреки ожиданиям Мафея, в спальне его величества уже кипела жизнь. Прямо-таки бурлила и била ключом, даже через край. Король возлежал на кровати с перекошенным о боли лицом и решительно требовал, чтобы мэтр во-первых, покинул комнату и дал ему возможность поговорить о делах государственной важности, а во-вторых сделал что-нибудь с этой проклятой слабостью, поскольку его величеству крайне необходимо непременно созвать на сегодня внеочередное заседание кабинета министров. Разгневанный мэтр Истран бегал вокруг кровати и не менее решительно требовал, чтобы его величество выбросил из головы всяческие вздорные идеи касательно заседаний, поскольку вставать с постели ему категорически запрещается, и вообще не смел даже думать о государственных делах, пока не поправится. Чуть в сторонке молча стоял Флавиус со своей неизменной папкой и с каменным лицом наблюдал за битвой, терпеливо ожидая, чем она закончится. Завидев принца, он приветствовал его безмолвным поклоном и возобновил наблюдения за ходом боевых действий. Воюющие стороны тут же прекратили сражение и одновременно повернулись к Мафею.
– Доброе утро, – сказал король.
Быстрый переход
Мы в Instagram