Loading...
Изменить размер шрифта - +
В тебе сполна проявилось наследие предков, и ты поистине достойная дочь нашего рода, – торжественно продолжил отец, с каждой фразой заставляя меня все больше холодеть от дурного предчувствия. – Ты получила блестящее образование, и мы с матерью очень гордимся твоими успехами. – В свете утреннего инцидента это утверждение выглядело особенно абсурдным. – Слава о твоей красе разлетелась далеко за пределы Огненной долины.

– Судя по обилию комплиментов, новости неприятные, – коротко резюмировала я.

– Что ты, дочь! – воскликнул отец. – Тебе оказана великая честь…

– После такого заявления мне тем более не очень хочется узнавать, что дальше, – грустно вздохнула я, рассматривая аккуратные коготки. – Потому что такое начало никогда еще добром не оборачивалось. И у меня ощущение, что честь оказали роду, а вот расхлебывать придется в одиночку. – Взглянула на медленно загорающиеся раздражением глаза родителя и продолжила: – Давайте не будем ходить вокруг да около. Что за «честь»?

– Мы выдали тебя замуж! – торжественно произнес папа.

Я замерла. Новость никак не хотела укладываться в голове.

– Как… Уже? А почему я не в курсе такого радостного события в моей жизни? – На последней фразе все же сорвалась на шипение, хотя честно пыталась сдержаться. – А самое главное, кого вы осчастливили? Новоиспеченный муж знает, кто его жена?

Слово «муж» прозвучало крайне дико для моего слуха.

– Ему уже должны были сообщить! – радостно выпалила мама.

– Чудес-с-сно. Значит, новобрачный тоже не в курсе потрясающего события в нашей с ним судьбе.

– Милая, ты утрируешь, – ласково пропела матушка. – Уверена, что твой суженый несказанно рад такому счастью.

– Зато счастье не радо, – тихо проговорила я. – Вы не ответили, кому из наших лордов так не повезло?

– Он не из наших, – добила меня родительница.

– Так повезло, – поправил меня папочка, сделав акцент на последнем слове, – одному из лордов Ледяного Предела. – Сообщив эту феноменальную новость, отец замолчал, видимо ожидая реакции.

И она не замедлила последовать. У меня натурально отвисла челюсть, от шока даже разозлиться нормально не смогла.

– К-как? – еле слышно пролепетала я. – Они же на огненных не женятся. Да и вообще у нас с ними полувоенное положение… – Постепенно шок проходил, а возмущение пошло по нарастающей вместе с децибелами. – Да я там замерзну-у-у!

– Не бойся, зайка! – улыбаясь во все блестящие зубки, приободрила меня матушка. – С твоей холодностью тебе там будет хорошо.

Что?! Я еще и холодная? Спасибо, мама, утешила. Всегда знала, что я у тебя самая любимая. С конца. Нет, мать любила своих детей. Настолько, насколько это вообще возможно для огненной драконицы. Слишком уж мы ветреные и легкомысленные. Как правило. Но из всех правил бывают исключения.

– Ты и впрямь чересчур флегматична для драконов нашего вида, – добавил папочка. – Это стало одним из решающих факторов, чтобы отправить в Ледяной Предел именно тебя. Остальные наши девушки перенесли бы это слишком сложно.

Замечательно. Слов нет. Остальных жалко, а меня, дочь родную, единственную, можно этим ящерицам перемороженным отдать. На руках заострились когти и потихоньку начала проступать чешуя. Пока прозрачная и незаметная.

– И все же… – сказала тихо, изо всех сил пытаясь не сорваться. – Кто мой муж?!

Папик недовольно покосился на меня, помешавшую длинной, красивой речи о пользе проживания в холодных широтах, и нехотя сообщил:

– Ринвейл цай Тирлин.

Быстрый переход