Loading...
Изменить размер шрифта - +
На всякий случай я накрываю себя и лошадок пассивной версией "чарма". Теперь, как нас ни разглядывай, зловещий педофил со своими жертвами выглядит просто нормальным гражданином с детьми.
   Далеко впереди мандражирует Игорь. Эльфийки, напротив, успокаиваются. Орками несет крепко до одури. Кони начинают дергаться. Я прихватываю их плотнее и стараюсь поделиться с беднягами хотя бы крупицей своей уверенности, которая на самом деле тает с каждой секундой. Потому что, судя по запаху, надвигается полный атас. Наезжает спереди и немного справа. Из-за спины Игоря, мимо него и прямо на меня.
   Что делать, категорически не знаю. Игорь, этот тормоз, кретин и старший менеджер Фирмы, до того задерган, что ничего не чувствует. Он даже защиту не натянул плотнее. И спеллы у него толком не готовы. Конечно, в кои-то веки полукровка будет слушать "четвертушку".
   А для эльфиек вся Земля пропахла орками. Чуть сильнее воняет, чуть слабее – какая разница?
   Мне нужно провести коней еще от силы шагов тридцать-сорок. Дальше их перехватят умелые руки эльфийских наездниц, и моя задача будет выполнена. Но, увы, тут-то действие и закручивается.
   Из-за спины Игоря появляется и ныряет в проход между домами, прямо нам с коняшками навстречу, группа парней в однотипных кожанках и спортивных штанах. Все, как на подбор, бритоголовые качки. То ли спортсмены, то ли гомосексуалисты. Короче говоря, на меня топает банда. Шесть особей. И им нет до мужика с детьми совершенно никакого дела. Тут даже отводящий глаза "чарм" ни при чем, бандюки явно движутся мимо. Только вот разит от них в двадцать раз сильнее, чем от нормальной полуорочьей шпаны.
   И кентавры мои начинают фыркать, всхрапывать и рваться из рук. Я перенастраиваю все еще активированный "глаз мага", прицельно ощупываю им бандюков, и руки мои на плечах мальчишек невольно ослабевают.
   Это рефлекс, я поддаюсь ему буквально на долю секунды. Мне страшно – в основном от неожиданности, – и тело пытается обогнать голову. Не знаю, чего хочет тело – то ли вытаскивать ствол, то ли кастовать 2 "цепную молнию", но коней оно упускает. Стоит на миг ослабить хватку, и кони рвут с места в карьер. Выскальзывают из моих рук и несутся прямо на орков.
   Шестеро чистокровных орков. Не сплющенных, а очень грамотно замаскированных. Шестеро воинов.
   С этого момента счет идет на секунды, а я в основном пытаюсь наверстывать упущенное и догонять события. Даже перестаю ругать Игоря, из-за глупости и самонадеянности которого заварилась вся каша. Ничего, потом ему в рожу плюну.
   Если, конечно, выживем. А для этого нужно поймать коней.
   Орки пока еще ничего не понимают и не предпринимают. Впереди идущий, явно вожак, думает, наверное, что это милая шутка – крошечный пацаненок кидается на взрослого дядю с во-он какими бицепсами. Может, на Земле так принято? Он слегка приседает и разводит в стороны руки – а вот я вас сейчас поймаю! На физиономии вполне человеческая улыбка.
   Вообще-то орки нежны с детенышами, как со своими, так и с чужими. Для них только эльфийские дети не в счет. Говорят, в Иррэйне эта братия за милую душу потрошила беременных эльфиек.
   Увы, мои сегодняшние дети – те еще лошади. Они с ходу врубаются в громилу, валят на спину и растаптывают его. Растаптывают просто на хрен – я слышу, как хрустят кости. Остальных пятерых мальчишки легко расшвыривают в стороны и устремляются дальше. Орки лежат на асфальте и глядят в серое небо выпученными глазами. А я, крича что-то несусветное и совсем нецензурное, перепрыгиваю через зашибленного вожака и несусь за проклятыми лошадьми следом.
   Я мало знаю о повадках Коней Ирумана, но не нужно быть специалистом, чтобы понять: сейчас притормозить коней сможет только сильный шок.
Быстрый переход