Изменить размер шрифта - +


Юный инка не сразу осознал последние слова наставника. Рука его немного дрожала, когда он положил ладонь на большую шляпку тревожной

кнопки. Помедлив еще мгновение, чтобы до конца проникнуться сознанием высокого доверия, он преодолел сопротивление тугой пружины.

Протяжный вой разнесся по зданию земного представительства Ассамблеи, и арендованный некогда у разорившейся мебельной фабрики корпус

взорвался движением, словно растревоженный муравейник…




1


Слишком холодный для начала декабря воздух щекотал ноздри, заставляя их слипаться при каждом глубоком вдохе. Облачко пара моментально

оседало на маске ледяной коркой. Указательный палец на курке давно потерял чувствительность.

Павел осторожно сделал новый шаг. Появившийся после очередной московской оттепели наст предательски хрустнул, заглушив на миг далекий рокот

Ярославки. Не беда, все так и должно быть. Лишь бы отставшие на десяток метров гипербореи продолжали двигаться так же бесшумно, как и

раньше.

Следующий шаг, мягкий хруст наста… Новый вдох, и обледеневшая маска опять прижимается к губам…

Как же давно это было – замороженный горный чеченский лес, зимний масккостюм, простой и надежный, как кусок арматуры, «калашников» в руках…

И как же это было недавно! Сложная штука – память.

Лосиный остров, конечно, не горы, но и враг, затаившийся где-то впереди, не чеченский бандит…

Треснула ветка! Или показалось?..

Павел замер, как делал это уже десятки раз. Помедлил секунду, прислушиваясь, кинул взгляд на экран GPS. Связь с предыдущей мобильной

группой была потеряна час назад, но датчики бойцов давали отчетливый сигнал. Пять источников по-прежнему оставались неподвижны, и ничего

хорошего это не предвещало.

Павел спрятал прибор и шагнул дальше. Нет смысла быть чересчур осторожным – он все равно самый заметный среди воинов, рожденных в снежной

пустыне. Он – наживка, которая должна приковать к себе внимание врага и дать гипербореям шанс атаковать неожиданно…

Еще несколько шагов в обход плотной группы деревьев – прятаться в белом камуфляже за темными стволами бессмысленно. Новый взгляд на экран.

Близко, уже чертовски близко… Меньше пятидесяти метров. Павел чертыхнулся про себя. Гипербореям хорошо: снег и сумрак – их родная стихия. А

вот ему следовало взять ПНВ. Он опустился на колени и медленно перетек в положение лежа: дальше только ползком. Наживка наживкой, но ведь

лучемет инков в его руках тоже чего-то стоит.

Если враг был еще здесь, он не спешил себя обнаруживать. Должно быть, так же он вел себя и при встрече с первой группой. Его атака

оказалась внезапной и молниеносной, двое инков и трое атлантов не успели оказать никакого сопротивления. Или не смогли… И потому теперь

вслед за Павлом идут гипербореи.

Он двигался все медленнее. Пара плавных движений локтями, остановка, осмотр… Ни черта не видно в этом белесом сумраке! Сколько еще

осталось? Двадцать шагов? Десять?

Поляна открылась внезапно. Только что впереди были только темные стволы, и вдруг они… Нет, не расступились – исчезли, открыв залитую светом

умирающего дня площадку. Пять тел… Нет, пять неподвижных комков плоти, лежащие неподалеку друг от друга, да забрызганный чем-то темным

снег. Павлу потребовалось несколько раз моргнуть, чтобы понять: половина поляны в прямом смысле залита кровью. А на другой ее стороне…

Враг уже заметил одинокого человека, наверняка не способного стать опасным противником.
Быстрый переход
Мы в Instagram